Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

Каскадный · Стандартный · [ Линейный ]

> Морган, Литература

Морган
post Sep 3 2005, 23:04
Отправлено #1


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Мои рассказы - случай клинический. Особенно этот, посвежее. Взять хотя бы то, что писался он ночью часа этак в 2. Ночью я как правило хочу спать, с чем борюсь кофеином. Помогает это слабо, зато вводит в состояние некоего транса, в котором рождаются подобные опусы. На проффесионализм, понятно, не претендую, но приятно было бы узнать, что думают по сему поводу форумчане.

Он, облачённый в тёмный костюм, шёл по оживлённой улице, и толпа разделялась на два рукава, не доходя до Него нескольких шагов. Он неслышной тенью скользил сквозь людской поток навстречу своей цели. Если бы кто-нибудь переступил невидимую границу, отделявшую Его от толпы, он бы почувствовал, как умирают все звуки, как блекнут и выцветают краски, как липкий страх чёрным щупальцем заползает ему в душу, отравляет кровь, пожирает разум и застилает глаза. Но никто не решился на это.
Его лицо было неотличимо от сотен лиц, окружавших Его – таких близких, но отсечённых незримой, неосязаемой чертой. Лицо не запоминалось, не могло остаться в памяти более, чем на десять секунд. Это не было Его желанием, хоть Он и был доволен таким раскладом. Это было… впрочем, не сейчас.
Лицо сразу же стиралось из памяти, стоило вам отвести взгляд, но вы бы не спутали Его ни с одним человеком. Было две вещи, которые вдалбливались, вбивались ржавым гвоздём вам в память. Первое – это Его губы. Тонкие и почти бесцветные, они вечно были искривлены в горькой, но какой-то беспощадной усмешке. Так могла бы улыбаться Смерть, если бы у неё было лицо, чтобы улыбаться.
Второе – это глаза…. Поверхностный взгляд сказал бы вам, что у Него просто нет глаз, но это было не совсем верно. В действительности, на месте глаз зияли чёрные провалы. Не видно было внутренности глазниц, не видно было ничего – лишь тьма, лишь пустота. Как будто сквозь Его тело кто-то смотрел на этот бренный мир, словно тело было маской, лишь по глазам в прорези глазниц которой можно было судить о её владельце. И это было уже ближе к истине.
Он смотрел прямо вперёд и видел лишь свою цель. Как толпа не замечала Его, так и он не обращал на неё внимания. Ничто не должно отвлекать от цели, когда она так близка. Толпа обладает собственным разумом. Когда ты находишься в толпе, ты невольно становишься её частью. Безвольный маленький кусочек, подобно клетке ты выполняешь свои функции, а после просто затухаешь, когда в тебе пропадает необходимость. Мало кто способен это заметить, ведь толпа редко по-настоящему пробуждается. Единственный способ остаться собой, не раствориться, пусть и на время, в общем потоке – это игнорировать толпу. Не просто игнорировать, но не замечать её. И опять-таки мало кто понимает это и умеет пользоваться этим знанием. Он умел. Он довёл свой метод до совершенства, вырастив непробиваемую броню вокруг себя. И было… ещё кое-что. Смерть ощущений и страх не входили в Его первоначальные планы. Но они стали Его вечными преданными спутниками. Его это устраивало… пока, и Он не стал ничего менять.

Подъезд был сравнительно чистым. На стенах его красовались всего лишь две надписи, один рисунок, да несколько тёмных подводов. Он неспешно подошёл к нужной ему квартире – 59 – на двери в неё был знак – одно слово на древнем языке, который не должен был знать ни один смертный, и который знали слишком многие – слово «Жизнь». Он позвонил в чуть обшарпанную, но в целом неплохую дверь. Он не любил лишних эффектов. С резким криком звонка как будто разбился невидимый кокон, заключавший в себе Его. Вернулись краски, звуки стали как будто бы ещё пронзительней, нежели до Его появления. Но самое главное, исчез чёрный страх, растворился без следа…. Хотя нет, не исчез, лишь затаился на время в карманах Его костюма, покорно ожидая, когда ему позволено будет вырваться на свободу.
Дверь медленно приоткрылась. На пороге стоял низенький человечек. Видно было, что в последнее время он сильно сдал. Впалые щёки, мешки под глазами, от которых тянулись две бороздки от слёз, нездоровый, чуть зеленоватый цвет лица и запах перегара. Этот человек долго не спал и много пил в одиночестве.
Несколько секунд человечек тупо разглядывал носы своих ботинок. Когда он наконец поднял взгляд, его лицо перекосилось от ужаса, не предназначенного для простого смертного. Он прошептал еле слышно, но Он услышал:
- В… вы – это…
Он позволил себе лёгкую тень улыбки. Он знал этот взгляд, этот ужас. Лишь одного смертный мог бояться именно так, как боялся этот человек.
- Нет, я - не он. Я успел раньше. И я тот, кого ты вызвал, начертав на двери тот символ. А теперь, я бы хотел войти. – Его голос был удивительно спокоен и тих. Он не выражал никаких эмоций и больше всего напоминал шелест осенних листьев на ветру.
Человечек судорожно вздохнул и попятился. Ужас в его глазах не исчез, наоборот, он как будто бы даже возрос. Он переступил порог. Почти ритуал – нельзя переступать порог, пока хозяин дома не разрешил тебе, пусть даже и косвенным образом. Это ничем не грозило, просто старая традиция. Но её уважали все. А этого было нелегко добиться.
Квартира была достаточно бедненькой, но вроде бы чистенькой. Чего и следовало ожидать. Он не приглядывался к деталям – они не имеют значения. Если вдуматься, то ничего не имеет значения, кроме того, что ты сам почитаешь важным. Он находил подобную философию… удобной.
Человечек пытался идти впереди, показывая дорогу и не понимая, почему Он знает, куда идти. В небольшой комнатке, видимо спальне, прямо на полу лежал открытый гроб. В гробу в свою очередь лежала удивительно красивая как для этой квартиры, так и для человечка женщина. Нельзя сказать, что она была совершенством, но она приложила все усилия, чтобы стать таковой. В подобных ситуациях принято говорить, что смерть её была похожа на сон, но неестественный изгиб шеи и несколько кровоподтёков мешают мне следовать традиции.
Он равнодушно скользнул взглядом по её лицу. Ни её одежда, ни одежда человека Его не интересовали, как не интересовали бы в аналогичной ситуации хирурга.
Человек, заметив Его взгляд, чуть заметно шевельнулся.
- Она каждую неделю ходила делать покупки, и понимаете…
Он взмахом руки остановил человека. Он знал, что собирается поведать человек. Он слышал слишком много подобных историй в последнее время.
- Мне не интересна её история. Но я хотел бы задать тебе несколько более существенных вопросов, если ты всё ещё хочешь, чтобы я сделал то, за чем ты вызвал меня.
Человек несколько раз сменил выражение лица. Видно было, что он принимает некое непростое для него решение. Наконец он закусил губу и мелко кивнул.
- Гхм, да, конечно, спрашивайте.
- Кто показал тебе символ, что начертан у входа в твоё жилище?
Человек ещё больше позеленел, потом всхлипнул.
- Я… я не знаю его, правда! Он подсел ко мне в баре, я ещё запомнил его длинные, но абсолютно седые волосы. Он сказал мне, что знает о моём… моей беде и может помочь мне. Он рассказал мне о вас, я не поверил ему, конечно. Но он убедил меня, что я ничем не рискую, что надо только начертать тот знак, и вы придёте и всё исправите. Он сказал, что вы быстро найдёте меня, если успеете. Он сказал, что вас может опередить другой человек, похожий на вас глазами. И если он придёт первым, то уже ничего нельзя будет сделать. Но вы пришли, и теперь вы всё вернёте, как было, так ведь?
Он медленно кивнул своим мыслям. Среди Его знакомых, только одно существо, обладая знаниями древнего языка, предпочитало появляться с длинными седыми волосами. Что за игру он ведёт? Зачем ему помогать какому-то человеку? Выяснить это было почти невозможно. Ладно, всё это потом, потом. Сначала надо покончить с целью Его визита, а уже потом разбираться в странностях этого мира.
- Я могу воскресить её, если ты это имеешь в виду. Но сначала ты должен ответить мне на один вопрос.
- К… какой? – человек зачарованно смотрел на губы незнакомца.
- Что ты готов отдать мне за её жизнь?
- Э, а, ч… что? Мне не говорили ничего о плате!
- И всё же я повторяю свой вопрос. Таков древний договор – я должен спрашивать о плате.
- Тогда, что тебе нужно?
- Мне уже ничего не нужно, - бледная тень улыбки умерла на Его лице, - это твой выбор и твой ответ.
Человек до крови закусил губу. Глаза его лихорадочно перескакивали то на открытый гроб, то на странного незнакомца с пустыми глазами. Наконец, придя к какому-то решению, человек распрямился, приосанился и отчётливо, хоть и негромко, произнёс:
- Свою жизнь!
Он опять задумчиво кивнул своим мыслям.
- Что ж, это твой ответ.
С этими словами Он нагнулся над гробом, прикасаясь губами ко лбу трупа, выдыхая синеватый дымок, тут же втянувшийся в рот и ноздри женщины. В тот же миг она глубоко, судорожно вздохнула, но потом задышала спокойно и ровно. Он не любил лишних эффектов, как уже было сказано. Пропал неестественный изгиб шеи, рассосались кровоподтёки.
- Она будет спать до последнего луча солнца. Я подумал, что ей не стоит меня видеть. Советую тебе переложить её в кровать и убрать куда-нибудь гроб. Прощай, мы больше никогда не увидимся.
- А… Кхм, а разве ты не убьёшь меня?
- Зачем мне убивать тебя? Я лишь задаю вопрос и выполняю условия договора. Я не забираю плату, ведь у смертных нет того, что я ищу.
- А… а что было бы, если бы я сказал, к примеру, что готов отдать, скажем, сколько-то денег?
- Это был бы твой ответ. Главная ошибка людей в том, что они почитают человеческую жизнь за что-то действительно ценное. Это не так.
Не проронив больше ни слова, Он вышел в толпу. Хотя, скорее тут было бы уместнее сказать, нырнул. Ибо толпа никогда ещё так не напоминала бурлящую реку. Тот час же невидимая граница вновь отделила Его от послушных рабов толпы. Человек, которому полегчало от осознания отсрочки смерти на неопределённое время, почти спокойно закрыл за Ним дверь.

Я не стану описывать сцену воссоединения семьи. Скажу лишь, что смех чередовался со слезами, а горькие воспоминания с радостью возвращения. Но для полноты картины, я думаю, будет уместно описать сцену, произошедшую четырьмя часами позже, под утро.
Человек, чьё имя так и осталось для меня неизвестным, уже почти засыпая, почувствовал, как его вновь обрётённая супруга вдруг приподнялась на кровати, намереваясь встать.
- Куда ты? – с беспокойством спросил он, протирая глаза.
- Я хочу пить. Схожу на кухню и сразу вернусь. Со мной ничего не случиться, обещаю. – Улыбаясь, ответила та. В улыбке этой сквозила какая-то странность, но человек не обратил на это внимание. Иногда на самые важные вещи не обращают внимание, принимая их за пустяки. Если вы верите, что важные вещи действительно есть, конечно.
Человек умиротворённо кивнул и снова откинулся на подушку.
Женщина прошла на кухню, налила стакан воды. Медленно, процеживая воду сквозь зубы, она опустошила стакан. Потом, со всё той же странной улыбкой на лице, она выдвинула ящик стола, достала самый большой кухонный нож и стала медленно подниматься наверх.

Он стоял на вершине невысокого холма и смотрел на город. Губы были растянуты в старую усмешку.
- Я никогда не беру платы, ведь у смертных нет того, что я ищу. Я лишь задаю вопрос. Плату всегда взимает кто-то другой.



//Примечание - первоначально местоимения, относящиеся к глав. геру выделялись курсивом, но он почему-то не переносится по автомату в текст ответа, а перерывать весь текст мне лень.
Top
Profile Card
+
4 Страницы  1 2 3 > »  
Ответов(1 - 14)
Генрих
post Oct 19 2005, 22:06
Отправлено #2


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[b]Моргпн[/b] прочитал твой рассказ. Подобные вещи я люблю. Сам написал парочку похожих рассказов, и кстати тоже ночью, под действием кофеина. :)

Насчет литературного содержания, часто путаешься в разных «Он». А написано замечательно.
У меня только один вопрос:
Все что человек сказал, рано или поздно обретает плоть. Если ты обещал кому-то свою жизнь, то она сама уйдет, на дожидаясь пока ее заберут?
Top
Profile Card
+
Морган
post Oct 19 2005, 22:25
Отправлено #3


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Как было написано в примечании, первоначально местоимение, относящеесе к некроманту выделялось не только большой буквой, но и курсивом, таким образом приравниваясь фактически к имени. Так что в оригинале путаницы не было. Но когда я скопировал текст сюда, курсив не пожелал составить ему компанию, а мне к тому времени лениво было всё исправлять, так что...

Что же до вопроса... Вообще говоря, автор на подобные вопросы отвечать не должен. Ответ либо испортит эффект недосказанности, ежели таковой присутствовал в тексте, либо разочарует читателя. Можно считать, что я ещё сам с этим не определился.
Top
Profile Card
+
Генрих
post Oct 19 2005, 23:46
Отправлено #4


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[quote]Что же до вопроса... Вообще говоря, автор на подобные вопросы отвечать не должен. Ответ либо испортит эффект недосказанности, ежели таковой присутствовал в тексте, либо разочарует читателя. Можно считать, что я ещё сам с этим не определился.
[/quote]
Знаю, не должен. Просто когда читаешь рассказ, всегда понимаешь что-то свое. Когда представляется такая возможность, всегда интересно узнать что на самом деле имел ввиду автор. Вот я этой возможностью и воспользовался…
Top
Profile Card
+
Морган
post Oct 20 2005, 15:25
Отправлено #5


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Аналогично, люблю подобные твоему рассказы. Нашёл там парочку-троечку грамматических ошибок, но ничего особо серьёзного. В содержании огрехов не замечено, язык лично мне вполне нравится. И в принципе весьма положительное впечатление от рассказа.

Так, теперь мой маразм...
Новый рассказ, даже толком не отредактированный, разве что убраны всякие ляпы типа "Она вошла в круг и закружилась". Рассказ представляет из себя союз утреннего кофеина и исповедей усительницы литературы, на чьём уроке я написал львиную часть рассказа. Насколько союз получился удачным, решать, конечно, мне <_< Но большая просьба высказать мнения и (особенно) замечания, касающиеся языка рассказа.

Он танцевал. Каждое движение было полно безумия, но вместе они складывались в таинственный и завораживающий узор. Он танцевал,.. а вокруг умирали люди.
Сначала Тула. Её заворожил танец, она всегда была слишком мечтательной… Она вошла в круг и стала частью его безумного танца… Её прах ещё долго кружил в лучах умирающего солнца, что проникали сюда сквозь прогнившие стены.
Потом Стас. Не выдержали нервы, и он нажал на курок. Маузер выплюнул смертельный металл, лизнув его языком из огня. Танцор продолжил танцевать. Он был слишком быстр. Но этот маузер всегда приносил Смерть, в этом была его суть. И до сего дня он не знал промаха. И в этот раз он вновь принёс Смерть. Но уже не врагу, но своему хозяину… Стас медленно осел на холодный, словно вымороженный пол, прижимая руку к сердцу, словно принося кому-то клятву верности… Танец не прервался ни на секунду.
Затем Вера. Она плела свою странную магию, в надежде… на что? А он одним лёгким, почти незаметным жестом отделил её сердце от тела. Сердце осталось лежать на полу, уже обагрённом кровью, продолжая отбивать вечный ритм… Вот только теперь это был ритм танца. А тело… тело присоединилось к нему в его безумии…
Люди гибли один за другим, словно принося себя в жертву неведомому богу… или демону. Кто-то ложился на пол, словно засыпая без надежды проснуться. Кто-то присоединялся к танцу. Их дёрганные, резкие движения и оскалы мертвых лиц были много страшнее стремительных движений танцора.
Люди гибли, а я шептал их имена. Каждую Смерть провожал я словом. Я был заворожен танцем. Гораздо больше, чем Тула. Она отдала танцу тело, я – голос. Мы все были частью танца. Все смерти были подчинены его ритму. И я был его частью, нашёптывая музыку последних секунд.
Я знаю, что скоро придёт и мой черёд. Скоро Смерть получит меня целиком, без остатка. Я знаю, что скоро умру, но я стою здесь и задаю себе вопросы. Такие глупые сейчас, такие несущественные на пороге двери в вечность. Что привело сюда всех этих людей и меня в том числе? Извечное человеческое любопытство, погубившее не одну жизнь? Или мы были заворожены этим танцем ещё до того, как увидели его? Или мы уже его видели? И был ли у нас выбор? Я стою и задаю себе глупые вопросы, а вокруг по-прежнему умирают люди. Как глупо…
Наконец, лишь я остался стоять неподвижно. Я уже чувствовал тень Смерти за моей спиной. Я слышал её тяжёлую поступь, её дыхание на своём затылке… или уже на лице? Я почти видел её, когда… танец закончился. Дёргающиеся тела осели, спала моя неподвижность… Так просто. А я всё ждал феерии, некоего грандиозного события… или своей Смерти. Или я просто не вижу того события, что завершило танец? Что ощущает слепец, когда все замирают, устремив взор на падающую звезду?
Танцор остановился, и я наконец получил возможность его рассмотреть его.
Высокий худой юноша с точёным бледным лицом, облачённый в чёрный фрак. У него моё лицо.
Наши взгляды встретились.
На мгновение я увидел две иглы, пронзившие мою душу… или всего лишь сердце? Но мгновение прошло, и я вдруг понял, что смотрю в свои собственные глаза.
Полагаю, у других не было бы и этого мгновения.
Он подошёл ко мне. Лёгкая походка. В ней не осталось и следа от безумия танца. Он подошёл и чуть насмешливо поклонился мне, продолжая смотреть в глаза… Отражать глаза.
- Зачем? – Губы растрескались и слушались плохо.
Он улыбнулся мне. Моей горькой улыбкой.
- Не знаю… - Голос не был моим. В нём не было ни эмоций, ни интонаций. Его невозможно было узнать – не голос, текст. – А зачем ты шептал Имена. – Почему мне кажется, что я вижу жалость в его голосе?
- Не знаю… - Шёпот. Всё ещё мой голос, вот только эмоции ушли из него.
- Вот видишь. – Он опять улыбается моей улыбкой. – У тебя хорошая сила. Она несёт горе твоей душе, но просветление разуму. Ты бы и сейчас увидел всё, но зеркала отражают твои глаза.
- Зачем я здесь? – Вопрос едва уловим.
- Петь Имена.
- Я не хочу… - Почему я вижу свой голос? Белый текст на чёрном листе.
- А я не хотел танцевать Смерть. Но наши желания ничего не значат. Это проклятие… или благословление – это ведь, по сути, одно и то же. Когда ты становишься Силой… или частью Силы, ты перестаёшь быть личностью. Точнее, твоя личность перестаёт что-либо значить. Ты становишься рабом чужих убеждений о тебе. Или исчезаешь. Не мы выбираем свою судьбу.
- А кто. – Я слышу перестук клавиш, когда говорю.
- Мир. Или Судьба. Или случай. Или само мироздание. Есть слишком много Сил за пределами нашего понимания. И даже ты не сможешь увидеть их. Нам не дано узнать, чьей игрушкой мы являемся.
- Я не хочу быть чьей-то игрушкой! Сейчас я уйду. – Эмоции рвут лист бумаги.
- Тогда ты вновь увидишь танец.
- Тогда я просто умру… - Как вновь умирает мой голос.
- И возродишься вновь. И всё повторится.
- Выхода нет. – Мой голос стал текстом, лишившись интонаций, или я сам не задавал вопрос, лишь констатируя факт?
- Идём, - он повернулся ко мне спиной, - ты должен многое увидеть и кое-что понять.
- Почему твои лицо и глаза – зеркала.
- И твой голос. Люди не должны ни видеть, ни слышать истинного танца и песни – это сведёт их с ума и выбьет из ритма. Моё тело – танец, оно изменено. Твой голос – песня, он изменён. Зеркала скрывают их. Идём.
И мы ушли сквозь зеркало, забытое кем-то в старом здании. Танец Смерти и песнь Имён слились в едином безумии, разбив мою душу, наполнив светом и тьмой мои глаза, вобрав меня в себя. Вновь. Теперь уже навечно.
Top
Profile Card
+
Морган
post Oct 20 2005, 19:31
Отправлено #6


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



То ли сюда, то ли в юмор, то ли в Малкавиатник, то ли в поэзию - не определился. В поэзию не поставил по причине наличия отсутствия комментариев там к стихам :D

Маразм крепчал, склероз наш креп,
И я воскликнул: «Что за бред?!»,
Когда мой разум по миру таскал
Проныра-ветер.
И я сказал: «Кем же я стал?»,
А демон мне ответил:
«Ты на Юпитера похож,
Лишаешь разума врагов,
А ночью
(Я знаю это точно)
Ты превращаешься в быков,
Проказник ты порочный!»
Тут санитар пришёл ко мне
По небу, по златой луне,
И так он мне ответил:
«Плывут по небу облака,
Ты стал похож на дурака,
Однако ты забыл слегка, -
Меня не проведёшь!
Я здесь и там,
Назло врагам,
Назло друзьям,
Хожу за всеми по пятам,
И всё я знаю точно!
Ты Вельзевул – мушиный царь,
Ты недостоин жить, ты тварь,
Тебя убью я срочно!»
Ну что ж, ответил я ему:
«Про мух чего-то не пойму.
Их здесь довольно много –
Я их поэтому давлю,
Я не похож на бога!»
А санитар вдруг закричал:
«Смотри, мой друг, каким ты стал!
Ты покрепчал, ты возмужал,
И мух теперь ты давишь.
Про Вельзевула ты забудь,
Прими сто грамм со мной на грудь,
С утра себя ты не узнаешь».
И я ответствовал ему:
«И вновь тебя я не пойму.
Себя совсем не узнаю,
Куда теперь уж дальше?»
И санитара был ответ:
«Мой друг, тебя уже здесь нет!
Меня здесь нет, его здесь нет,
Ведь всё это полнейший бред
Безумца».
Маразм крепчал, склероз наш креп,
И я воскликнул: «Что за бред?»,
Когда я вдруг проснулся.
Top
Profile Card
+
Генрих
post Oct 20 2005, 20:01
Отправлено #7


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[b]Морган[/b] насчет текста: язык хорош. Элемент этакой недосказанности. Обрывки мыслей. Только одно несущественное замечание: к примеру это место:
[quote]Маузер выплюнул смертельный металл, лизнув его языком из огня. Танцор продолжил танцевать. Он был слишком быстр.
[/quote]
После предложения о маузере я бы поставил многоточие. И после последнего тоже.
Но это не есмь плохо. Просто придирки.

Рассказ тоже хорош. Попахивает безумием... :)
Top
Profile Card
+
Морган
post Oct 29 2005, 20:45
Отправлено #8


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Откопал стихи, написанные в пятом классе. Показалось забавным.

Я повсюду, я нигде.
Тысячи миров живут во мне,
Тысячи миров умирают во мгле.
Везде и нигде, уже нигде…
К Смерти взываю я всегда,
Смерть не приходит ко мне никогда.
Лишь тени умерших беспокоят меня,
Тени умерших, где есть и твоя…
И никому не уйти от Судьбы,
Тем, кто пытался, раскрывались гробы…
И вечно реют над домом птицы,
Чёрные птицы из кошмарного сна,
Чёрные птицы из ниоткуда,
Чёрные птицы, что были всегда…
Чёрными тенями налетают на меня отовсюду,
Чёрными клювами клюют мне глаза,
Когтями чёрными рвут мою плоть.
И никто мне не в силах,
Никто мне не в силах,
Никто мне не в силах помочь,
Ведь я – бог…

Дорога стелется под ногами –
Тёмная дорога в никуда.
И Смерть по пятам идёт за нами,
Куски от жизни отрезая без следа…
И не сойти нам с проторённого пути,
И к праху прах, и к пыли пыль…
Ведь Смерть догонит всех, как ни живи,
И в сказку обратится жизни вашей быль…
И жизнь – это медленное умирание,
Продление агонии длинною в сорок тысяч дней,
Череда последовательных расставаний,
Копание кладбищенских полей…
Top
Profile Card
+
Морган
post Nov 5 2005, 00:15
Отправлено #9


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Очередная порция кофеина и бессонници. Прошу любить и жаловать!

Она легко ступала босиком по холодному мрамору пола. Длинные белые одеяния развевались за её спиной от призрачного ветра. Чаша, крепко зажатая в воздетых руках, освещала её путь зеленовато0белым светом. И из чаши капала кровь... Подчиняясь всё тому же призрачному ветру, капли падали ей на голову, обагряя волосы, что тоже начинали развеваться, едва соприкоснувшись с влагой жизни… И с каждой каплей её лицо бледнело, а глаза заполнялись светом чаши…
Тени были её единственными спутниками в пути то ли по храму, то ли по склепу из серого мрамора. Тени, что не принадлежат ни свету, ни тьме. Их силуэты появлялись то слева, то справа от неё за рядами колонн и вновь исчезали в вечном мраке, но она смотрела только вперёд…
Впереди она увидела свет. Не зловещий свет чаши, но свет огня, что горел на возвышении посреди зала, к которому вела широкая лестница из всё того же мрамора.
На возвышении стоял некто. Тени непроницаемым плащом окутывали его, скрывая лицо и фигуру. Но её не нужно было видеть. Она и так знала, кто он. Именно из-за него она пришла сюда и терпела боль от капающей крови… Он был её шансом… Единственным, что ей оставалось…
До лестницы оставалось тридцать шагов, когда она пошатнулась… Свет в глазах сделался нестерпимым, мешал разглядеть что-либо. Волосы превратились в багровое пламя. Чаша почти опустела…
Она смогла сделать ещё двадцать три шага… Всего семь шагов отделяло её от спасения, от могущества… Она упала… Чаша, весело звеня, подпрыгивая на выступах пола, подкатилась к подножию лестницы, расплескав остатки жизни… Глазами, горящими невыносимым светом, она смотрела на силуэт её последней надежды… Кровавая пена выступила на губах, когда она прошептала:
- Пожалуйста… помоги…
Он досмотрел до конца сцену смерти. А потом развернулся и слился с тенями, что правили этим местом…

Лес был наполнен жизнью. Он буквально бурлил ею. Солнце расплавленным золотом текло по листьям старых, но крепких, сильных деревьев. На разные лады пели птицы, прославляя хозяйку этого места – жизнь. Цветы тянулись к солнцу, распространяя прекраснейшие из возможных ароматы. Трава словно выпала из детской картинки – столь сочно-зелёной, изумрудной была она.
Женщина с пламенеющими волосами лежала в корнях древнего древа, что не имело названия. Она приоткрыла глаза. Странно, она знала, что должна была испытывать боль… Почему же её тело полно энергии? Она попыталась вспомнить, что с ней произошло… Тщетно – единственное, что сохранилось в памяти – это череда бликов, словно отражение неоновых огней в стёклах витрин… И она сама подивилась сравнению, ведь она не знала ни неоновых огней, ни стёкол, ни витрин… И даже своё имя она уже не назвала бы…
Она поднялась с мягкой травы, улыбнулась, подставив лицо ласковому солнцу, и двинулась сквозь лес, не заботясь о направлении.

То было странное место… И она сама не могла понять, что страшит её больше. То ли лес на том берегу, деревья в котором были с чёрными стволами и листьями, источавшими белесый, болезненный свет… То ли сама река, что представляла собой сплошную чёрную массу, изредка накатывающую на берег, чтобы забрать с него слишком медленную птицу… То ли то, что эти страхи соседствовали с лесом, полным жизни… При взгляде на них лес представлялся почему-то самым жутким из них…
Она поняла, что в реке колыхались тени, когда они заговорили с ней…
- Отдайся нам… - Говорили они, - Мы так долго ждали новой жизни… Наши хозяева умерли… выпиты… Мы хотим жить… Ты нужна нам… Отдай нам себя…
И тянули к ней щупальца мрака…
Она в ужасе убежала от теней, испугавшись даже не их самих, но воспоминаний, что они будили… Но куда бы она не бежала, она всегда выходила на берег Теней…
Когда она подошла к берегу ближе, почти обезумев от постоянного страха, перед ней вырос мост… Мост из серого мрамора…

Она долго скиталась по двум лесам в поисках пищи. Лес жизни был полон плодов и птиц, но стоило сорвать плоды с веток, как они тут же давали побеги. Она, отчаявшись, пыталась есть их, но её рвало, и тут же из её рвоту прорастали новые деревья… А стоило убить птицу, как она оживала вновь…
В лесу Смерти нее было ничего, кроме деревьев, что оказывались призраками под её руками…
Наконец она просто свернулась под тем деревом, где обнаружила себя в первый свой день в лесу, и ушла из этой Смерти…

Тьма одновременно уютная, словно темнота спальни, и пугающая, словно разверстая бездна… И площадка из чёрного камня, что парит в чёрнильной пустоте… И колонна, что сотворена из сотен черепов, составленных в идеальном порядке… И её душа, отделяющаяся от разума…
Знания рекой вливались в неё… Теперь она знала, что это были за блики, сохранившееся в её памяти. Она знала, откуда в реке меж лесами взялись Тени, и что это были за леса… Она знала многое, и теперь её единственным предназначением, как и у сотен подобных её, было передать эти знания кому-либо… Вот только редко кто был настолько могущественен, чтобы зайти сюда и унести с собой эти знания…

Он подошёл именно к ней… Она не видела его, ведь теперь у неё не было глаз в глазницах. Но она знала, что это был он. Тот, кто когда-то был её надеждой…
Он узнал её… Он улыбался насмешливой улыбкой… Она знала это…
- Забавно, не правда ли? Когда-то ты не смогла стать моей ученицей, теперь ты станешь моей учительницей… Иди же ко мне, вместилище знаний…
И она отделилась от колонны, поплыв по воздуху прямо в его руки, всё так же скрытые тенями…
- Я готова дать ответ на твой вопрос…
Её голос рождался в нескольких сантиметрах от челюстей, ведь у неё уже не было губ, чтобы говорить…
Его глаза зажглись холодным светом…
- Слушай же… Что находится за Третьим Порогом? Куда отправилась твоя душа?
И она поняла, что он задал единственный вопрос, на который у неё не было ответа… Чувство стыда и страха затопили бы её, но она всего лишь знала, что должна испытывать эти чувства… Ей нечего было сказать…
Она знала, как улыбка на его лице медленно тает, превращаясь в гримасу презрения…
- И вновь ты разочаровала меня…
Череп хрустнул в его руках…

Сообщение отредактировал Морган - Nov 5 2005, 09:15
Top
Profile Card
+
Генрих
post Nov 5 2005, 01:44
Отправлено #10


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[b]Морган[/b] хороший рассказ. Легко читается.
Вот только, по-моему, в конце лучше без "И":

- И вновь ты разочаровала меня…
Череп хрустнул в его руках…

А то двойное "И" не оставляет эффект недосказанной мысли.
Top
Profile Card
+
Морган
post Nov 5 2005, 09:17
Отправлено #11


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Да, пожалуй ты прав. Соответственно, уже подправил.
Кстати, первая часть (где про женщину в храме-склепе) мне на днях приснилась, после чего я, собственно, и задумал сей рассказ...
Top
Profile Card
+
Генрих
post Nov 5 2005, 12:58
Отправлено #12


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[b]Морган[/b] я тебе завидую. Мне давно такие вещи не снятся. Кстати это один из самых интересных способов написания рассказа. Сначала что-либо приснится, а потом записываешь это, добавляешь пару деталей. Такие маленькие мелочи делают рассказы более живыми.
Top
Profile Card
+
Морган
post Nov 11 2005, 21:56
Отправлено #13


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Размышления, навеянные прослушиванием песен Агаты Кристи на лекции по решению систем уравнений.
(Ангел, извини, украл пару идей).

Слышишь ли ты стук капель о грязный пол? Это твоя кровь вытекает из вен, унося с собой твою жизнь, стоящую столь мало… Чувствуешь ли ты, как кровь наполняет твои лёгкие? Каждый новый вздох даётся всё труднее, и уже не хочется ничего – лишь заснуть навеки, прекратить эту боль… Видишь ли ты ту тьму, что жадно тянется к тебе, ожидая, когда она наконец получит новую жертву? Лишь гаснущий взор, подобный твоему, может увидеть её отражение… Тебе повезло… в каком-то смысле… Что, ты надеешься на загробную жизнь? Скажи, ты действительно веришь в это? Что ж, я рад, что люди ещё не разучились слепо верить… А знаешь, что на самом деле ждёт тебя за порогом? Я раскрою тебе эту тайну – ты заслужил… хотя бы это… Тебя не ждёт ни-че-го… Ты просто потухнешь, подобно свече на ветру, не оставив по себе ни следа… Знаешь, почему? Ты никому не нужен… Ну, кроме себя, но тебя-то как раз и не будет… Не надо говорить мне о родных, о том, какую насыщенную жизнь ты прожил… Родные скорбят не по тебе – они оплакивают утрату части своей жизни… которую тут же восполняют… А твоя «насыщенная жизнь»… Ты ведь поэтому лежишь сейчас на грязном полу этого богами и людьми забытого подвала и слушаешь меня, истекая кровью? Потому что всеми ценим и всем нужен?.. Погоди, ты действительно думаешь, что тебя будут помнить? Это действительно забавно… Позволь объяснить тебе: сколь бы великим тебя ни считали, тебя не запомнит никто. Будут помнить лишь свои представления о тебе… А когда отправятся в обитель Смерти последние из тех, кто знал тебя, останется лишь твой образ. И зн7аешь, с тобой его будет связывать лишь имя…
Я знаю, ты очень устал… Тебе уже всё равно… Сердце стучит всё реже, пропуская удары, крови почти не осталось в венах, в лёгких её наоборот, слишком много… Я больше не задержу тебя. Прощай, человек. Умри спокойно. Это последнее, что я могу сделать для тебя…
Как здесь тихо… Ничьё сердце больше не бьётся… Кровь больше не стучит о пол… и не течёт в венах… Знаешь, я завидую тебе… Тебе пришлось умереть только один раз… Хоть ты и исчез, в отличии от меня… Впрочем, ты уже не слышишь меня…
Как здесь тихо – даже мои слова не тревожат воздух… Мои слова… Я исчез из памяти людей… Ты ведь не слышал их… Ты не отвечал – я сам говорил за тебя… Как здесь тихо… темно… пусто… Здесь никого нет… Никого нет… Ни…
Top
Profile Card
+
Генрих
post Nov 11 2005, 22:55
Отправлено #14


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



[b]Морган[/b] эх ты, плагиатор.
Получилось отлично. Даже критиковать не хочется.
Top
Profile Card
+
Морган
post Nov 23 2005, 22:17
Отправлено #15


Group Icon



Сообщений: 678
Из: Города
Status: Offline



Cон, облечённый в слова.

Ночь. Чёрный бархат укрывает Город, скрывает всю его грязь, зажигает огни и затеняет души… И я лечу на свет, чтобы обжечь крылья, почувствовать боль, чтобы убедить себя, что я жив… Ночь…
Смерть… Последняя настоящая загадка этого мира, единственная награда, что ожидает нас, отдых… забвение… Она так долго ускользала от меня – я хоронил себя, но на могильной плите не было Имени – и Смерть не приходила… Смерть…
Я вхожу в дом, полный света, где живёт музыка. Швейцар не замечает меня, ведь у меня нет Имени. Я останавливаюсь у большого зеркала. На мне фрак, цилиндр и перчатки. Я опираюсь на трость из кости. Мои глаза скрывает маска. Я похож на дух Смерти. Одежда отражается в зеркале, скрывая пустоту. Моё Отражение во мне.
Тысячи свечей освещают зал. Колонны устремляются вверх столпами света. Женщины в пышных платьях, столь похожие на птиц. Мужчины в смокингах белых и чёрных… Маски скрывают их лица, они кружатся в танце, вдыхая сладкий яд духов, падая один за другим в мягкие объятия Смерти… Смеясь…
Я тоже смеюсь, зная, что мои крылья горят, и плача, что не чувствую этого…
Я растворяюсь в пламени свечей и появляюсь вновь в тёмном подъезде. Группа неряшливо одетых подростков избивают ногами и велосипедной цепью мужчину в смокинге. Я подхожу к ним, и улыбка не сходит с моего лица. На мне всё та же одежда, я по-прежнему дух Смерти.
Один из них оборачивается ко мне, замахиваясь цепью. Цепь хлещет по стене за моей спиной.
Я смеюсь, убивая их и мужчину, призывая Смерть, моля её принять меня…
Но она не приходит, и я иду по залитым огнём улицам Города…
Бездомная собака рычит на меня, а когда я подхожу ближе, убегает, поджав хвост. Я улыбаюсь, провожая её взглядом.
Я иду по улице, не имеющей названия, Имени, как и всё в Городе. Навстречу мне идёт мой двойник, но он не прячет глаз. Это моя Тень, и нам нельзя ходить под одной Луной. Я улыбаюсь себе, ему, и получаю улыбку в ответ. Я наставляю на себя, на него трость. Она превращается в ветвь терновника и устремляется к его сердцу, но сжимает моё.
Я смеюсь от боли, от того, что он перехитрил меня, от того, что я жив… Ведь только живой может умереть…
***
Я лечу в огонь ночного Города, чтобы он сжёг мои крылья… Ещё один раз… Чтобы Смерть приняла меня… Хотя бы раз…
Top
Profile Card
+

 Topic Options
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:
 


Упрощённая версия