Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

Каскадный · Стандартный · [ Линейный ]

> Bloodline. Родословный., Представляю вам свое тёмное творчество

deimilorg
post May 27 2013, 20:29
Отправлено #1


Group Icon

Пол: паркетный

Сообщений: 2
Status: Offline



Ранней ночью старенький, но все еще в отличной форме, мустанг остановился перед ветхим, казавшимся заброшенным домом с остроконечной крышей. Складывалось впечатление, что дом пустует уже не одну сотню лет. В окнах никогда не горит свет. Старый, непохожий на современные, дом этот является капеллой клана Тремер.
Вангуард заглушил двигатель мустанга. Этой ночью у него было плохое настроение. Каждый раз, когда звонила эта сучка, у него портилось настроение. Просто немыслимо, что новым Принцем стала женщина! Час назад Принцесса Агниссия Ленстридж позвонила Вангуарду, лучшему ищейке в городе, и приказала расследовать убийство, произошедшее в капелле. Также она “попросила”, чтобы он взял с собой Джона Квотера.
Джон Квотер - любовник Принцессы. Совсем недавно он был человеком, но она обратила его. Теперь Квотер - правая рука Принцессы. Ленстридж сказала Вангуарду, что Квотер будет с ним, потому что “Джону нужно набраться опыта”, а сделать это легче и безопаснее всего с таким вампиром, как Вангуард.
“Мне, что больше делать нечего, кроме как, выполнять указания этой долбаной сучки и расследовать какую-то мистическую хренотень Тремеров вместе с этим молокососом!” - зло подумал Вангуард и открыл дверь мустанга. Квотер тоже вышел из машины.
- Как думаешь, что там произошло? - немного боязливо спросил Джон.
Вангуард молча прошел мимо новообращенного и остановился перед древней деревянной дверью. От нее веяло вампирскими заклятиями. “Чертовы колдуны!” Ни один вампир в здравом уме не будет доверять Тремерам. Клан Тремер - самый ненадежный среди сородичей и самый таинственный. Вампиры этого клана изобрели Тауматургию - кровавую магию. Вокруг ритуалов Тауматургии ходит множество слухов, один другого ужаснее.
Вангуард отыскал звонок в паутине и нажал на него. Не раздалось ни звука, только дверь открылась. Вангуард шагнул в сумрачный коридор, слабо освещенный настенными лампами. Квотер осторожно зашел следом, и дверь за ними закрылась.
Им навстречу вышел высокий вампир, одетый в кровавого цвета костюм, который не столько украшали узоры и письмена, сколько усиливали его владельца. Мрачное, твердое выражение его лица, говорило о том, что произошло что-то действительно серьезное. Его пронзительные глаза осмотрели Вангуарда и остановились на его помощнике.
- Кто такой?
Вангуард брезгливо посмотрел на Квотера.
- Это - Джон Квотер, Принцесса...
- Понятно, - мрачно сказал вампир.
- А ты кто? - нагло спросил Квотер.
- Еще раз проявишь свое неуважение, птенец и я развею твои останки по ветру, не посмотрев на то, что ты - любимец Ленстридж.
Новообращенный мгновенно притих.
- Чтобы ты знал, с кем имеешь дело, - продолжил вампир, - я - Себастьян Штраус, Первородный Тремер.
- Следуйте, за мной, - Себастьян повернулся и пошел по коридору, ведя за собой сыщиков. - Прошу вас никуда не сворачивать, иначе вы рискуете застрять здесь надолго.
- Ваш чертов лабиринт? - с некоторой неприязнью спросил Вангуард.
- Да. Этот способ защиты очень действенен.
- Так, что произошло?
- Когда я приехал в капеллу, ученики сообщили мне, что за несколько минут до моего прибытия, прозвучал магический сигнал тревоги, вызванный применением Дисциплин. Мы полностью обыскали капеллу, но преступников не нашли.
- Улики?
Вместо ответа Себастьян остановился перед двойной дверью, покрытой загадочными письменами.
- Это произошло здесь, в библиотеке, - Штраус, несколько секунд постоял, размышляя: ему не хотелось пускать посторонних в библиотеку, хранилище знаний Тремеров, но у него не было выбора. Тремер открыл двери и зашел внутрь.
Вангуард остановился в проходе. Библиотеку освещали десятки свечей в золотых канделябрах. Высокие полки с тысячами книг казались столпами, подпирающими низкий потолок. Буквально чувствовались тайные знания, хранившиеся в древних фолиантах, собранных здесь за десятки, возможно сотни лет.
Вангуард сделал шаг, и его нога ступила на мягкий круглой формы ковер, посреди которого лежал скелет, усыпанный пеплом. Ковер украшал концентрический рисунок, скелет лежал прямо посредине. По краю ковер окружали свечи. Вангуард огляделся: стены, картины и потолок были залиты кровью. Также он заметил в левом углу под одной из картин, изображавшей эту же библиотеку, молодую девушку. Она сжалась в уголке, вся тряслась, ее глаза затмила белая пелена безумия.
“Что за дерьмо здесь произошло?” - с отвращением подумал Вангуард: было ясно, что один из Тремеров использовал Тауматургию. Вангуард присел рядом со скелетом, откинув плащ назад, чтобы не задеть “улики”. Скелет, лежащий перед ним, еще недавно был регентом капеллы: Вангуард обладал уникальной способностью по телу или его останкам определять, кому оно принадлежало. Возможно, ему помогало чутье Зверя. Гангрелы лучше других уживались со своим внутренним Зверем, а Вангуард, казалось, полностью подчинил себе его.
- Арктурус Магнус? - скорее утверждающе сказал Вангуард.
Штраус нахмурился.
- Как ты определил?
Вангуард снова обратил свой взор на скелет. “Несколько переломов”. Гангрел внимательно оглядел библиотеку, залитую кровью. “Нет следов огнестрельного оружия, - размышлял Вангуард, - следовательно, его убили Дисциплинами или холодным оружием”.
Вампиры - существа очень опасные, они могут растерзать человека даже голыми руками. Конечно, не все Сородичи предпочитают столь жестокие методы: другие могут просто купить дробовик и размозжить вашу черепушку по стене или же использовать Дисциплины. Тореадоры, например, презирают любую форму насилия. Они мнят себя утонченными индивидуумами. Однако если загнать их в угол, Тореадоры не постесняются показать свою сущность вампира, ибо Зверь есть в каждом из Сородичей, как бы они не стремились убежать от него.
- А может сначала стоит разобраться с живой? - осмелел Квотер.
Вангуард устало посмотрел на Вентру:
- Здесь нет живых, идиот, - презрительно сказал Вангуард, - все вокруг, включая тебя, давно уже сдохли!
Джон Квотер заткнулся, но Вангуард заметил тот яростный, высокомерный блеск в его глазах, который можно увидеть чуть ли не у каждого Вентру.
Наконец Вангуард обнаружил уже почти исчезнувшие следы Дисциплин на теле регента. На костях остались следы Могущества. “В этом городе Могуществом обладают только Носферату, да несколько Анархов”.
Анархи - фракция вампиров, выступающая за освобождение города. Анархи не соблюдают правила, насаждаемые Камарильей, за исключением Маскарада. Они менее цивилизованы, но в их мертвых сердцах горит нестерпимое пламя революции, чувств, которые они выплескивают, в отличие от хладнокровной Камарильи.
Вангуард склонился над молодой девушкой, не замечающей ничего и никого. Глаза ее были слепы к реальному миру. Девушка прижала колени к груди и обхватила их руками. Вангуард дотронулся до нее - никакой реакции.
- Когда мы ее нашли, она уже была в этом состоянии, - сказал Себастьян.
- Что с ней произошло? - спросил Квотер.
Вангуард еще несколько секунд понаблюдал за девушкой и выпрямился во весь свой немалый рост.
- Итак, мы имеем труп Арктуруса Магнуса со следами Могущества на его костях, - сказал Вангуард. - Вся комната залита кровью, поэтому я смею предположить, что регент использовал Тауматургию, - Вангуард выжидающе посмотрел на Штрауса.
- Верно.
- Далее, - продолжил Вангуард, обратив свой взор на девушку, - похоже, что она сошла с ума, вследствие использования Дисциплины Помешательства.
- Вы хотите сказать... - начал Себастьян.
- Да - это работа Малкавиана, - подтвердил Вангуард. - Но не только. Как я уже отмечал, - Вангуард снова склонился над скелетом регента, - здесь присутствуют следы Могущества, а Малкавианы не обладают этой Дисциплиной, из чего следует вывод, что преступников было двое. Это также объясняет, почему они смогли совладать со столь могущественным вампиром, как Арктурус Магнус.
- Нужно доложить об этом Агниссии... - начал Джон.
- Докладывать еще не о чем, - прервал его Вангуард.
- Как же они смогли найти библиотеку и не запутаться в лабиринте? - недоуменно спросил Штраус.
- Видимо, нам попался очень сильный Малкавиан. Его интуиция подсказала преступникам правильный путь, - ответил Вангуард и язвительно заметил, - удивительно, что ваш хваленый лабиринт был взломан.
- Что еще? - раздраженно спросил Штраус, нервничая все больше.
Вместо ответа Вангуард задал вопрос:
- Что было украдено?
Себастьян Штраус на несколько секунд растерялся, но быстро опомнился:
- Все на месте.
Вангуард вздохнул. “Как я ненавижу эту постоянную вражду и недоверие между кланами!”
- Как по-вашему я смогу вести расследование, если вы не предоставляете мне всю информацию о происшествии?
- Ничего не было украдено, - повторил Штраус.
- Тогда ответьте: что делали преступники в библиотеке? - раздраженно спросил Вангуард. – Зашли книжку почитать? Мы все знаем, что вы - Тремеры не любите раскрывать свои тайны и храните знания именно в книгах!
Себастьян Штраус, строго соблюдающий секретность всех знаний Тремеров, отвечающий за их сохранность, не намерен был раскрывать их, но выбора не было. Тщательно подбирая слова, Себастьян ответил:
- Хорошо, вы правы: была украдена одна книга. Книга Высшей Тауматургии. Она усиливает Тремера, который ею владеет, также она питается кровью врагов этого Сородича, обретая все новую силу, - Себастьян сделал паузу. - Вампир, обладающий этой книгой представляет для Сородичей большую угрозу: в ней хранятся знания, как использовать кровь других существ для получения сверхмощи...
“Грохнутые на всю голову колдуны!” - пронеслось в сознании Вангуарда.
- Другими словами - дело дрянь! - сказал Гангрел.
- К сожалению, да, - печально подтвердил Себастьян. - Именно поэтому воров нужно найти, как можно скорее!
- А чем они могут угрожать Сородичам? - подал голос Квотер.
- Представь себе, что один из Сородичей будет убивать других, используя их кровь для получения новой силы, новых способностей! Это еще сильнее диаблери! - ответил Штраус.
- Что такое диаблери?
- Какой же ты еще зеленый, - язвительно заметил Вангуард.
- Диаблери... Когда вампир выпивает всю кровь более могущественного Сородича, он получает силу убитого - это диаблери.
Квотер серьезно задумался.
- И что тепе... - Себастьян недоговорил.
Со второго этажа донесся оглушительный грохот, послышались невообразимой мощи удары, звуки ломающейся мебели и крики.
- Что за... - Штраус быстро вышел из библиотеки.
По коридору на встречу ему бежал один из учеников, с ног до головы залитый кровью.
- Мистер Штраус, - чуть ли не прокричал он, остановившись, - там... на втором этаже...
- Что там?
- Два вампира... похоже это...
- Становится все интереснее, - произнес Вангуард, подошедший к Первородному, - преступники до сих пор находятся в капелле!
- Но почему они не сбежали сразу?
- Может быть, они ждали подходящего момента, чтобы незаметно ускользнуть, - рассуждал Вангуард уже на бегу, - а возможно регент сильно ранил Малкавиана и тот не смог сосредоточиться на своих ощущениях, чтобы найти выход, поэтому воры затаились на время.
Вангуард бежал за Первородным Тремером по узким коридорам, мимо одинаковых дверей, стен и настенных ламп. За ними, еле поспевая, бежал Квотер. Оказавшись на втором этаже Тремер, ориентируясь по крикам и звукам ударов, устремился по правому коридору. Выбежав из-за поворота, Первородный остановился перед комнатой с разрушенной мебелью: повсюду валялись разбитое стекло, порванные книжки, на обоях виднелись следы когтей, в воздухе оседал пепел двух убитых Тремеров, о чем свидетельствовали скелеты на полу.
Штраус помчался дальше. Впереди были слышны новые крики и глухие удары. Себастьян вбежал в круглый зал, в котором шла яростная борьба Тремеров с двумя Сородичами. Малкавиан одним ударом раскидал всех Тремеров и преступники понеслись прочь из зала. Первородный рванул за ними, Вангуард не отставал.
Штраус почти догнал воров, когда Малкавиан подпрыгнул, в воздухе развернулся к преследователям и выплеснул магическую энергию в Первородного. Продолжая падать, он развернулся еще на 180 градусов, приземлился и поспешил за своим сообщником. Штраус застыл на месте, зрачки расширились, его окутали фиолетовые клубы дыма, вокруг медленно плавали черные, бездонные тени.
Квотер в ужасе застыл перед околдованным Тремером. Вангуард развернулся к Вентру:
- Квотер не останавливайся: Штраус выдержит и не одно Видение Смерти, а мы должны поймать их! Шевелись!
Сыщики продолжили преследование. Они петляли по узким коридорам, перепрыгивали через опрокинутую мебель и уже не останавливались, заметив остывающие останки вампиров.
Каждый Сородич понимает, что Мир Тьмы - это не то место, где будут церемониться. Жизнь людей или вампиров не ценится, убивай или будешь убит, никогда не мешкай, ибо даже одна секунда промедления в этом смертоносном круговороте жизни может стоить твоей. Каждый пытается выжить любым способом: законным и незаконным, плетя интриги, воруя, предавая недавних союзников - Сородичи, также как и люди цепляются за жизнь всеми силами.
Вангуард перепрыгнул лестницу и приземлился на первом этаже. В этот же момент один из преступников с когтями на руках выломал входную дверь, разнеся ее в щепки. Малкавиан выбежал следом.
- Квотер, шевели ногами! - прокричал Вангуард и осторожно выглянул из-за раздолбанной двери: засады не было.
Воры с огромной скоростью мчались по узенькой улочке. Гангрел рванул за ними, пытаясь наверстать упущенное. Он не стал садится в машину, ибо в ней гнаться за вампирами - пустой номер: любой могущественный Сородич с легкостью может перевернуть машину. На бегу Вангуард глянул за спину: Квотер бежал за ним.
Не то, чтобы Вангуард рассчитывал на его помощь, но Квотер все-таки - вампир, а это веский аргумент, даже против другого Сородича.
Преступники устремились к мосту, добежав до середины, остановились. Малкавиан обернулся к преследователям. Лицо его сообщника Вангуарду не было видно. Малкавиан глянул вниз: под мостом пролегала оживленная улица. По дороге с большой скоростью мчались машины, по тротуарам гуляла пьяная молодежь, возле зданий, прислонившись, стояли проститутки, зазывая похотливых жителей города “отведать их прелести”.
Сообщник Малкавиана кивнул и оба спрыгнули с моста прямо на дорогу. Вангуард выругался. “Драгоценный Маскарад Камарильи под угрозой!” - пронеслась в его сознании насмешливая мысль, однако он понимал, чем это может грозить на самом деле. Квотер, наконец, догнал Гангрела на середине моста.
- Что будем делать?
Вангуард молча смотрел, как преступники приземлились на проезжую часть. Сообщник Малкавиана отбрасывал машины, как пустые коробки. Малкавиан окликнул Сородича и они вместе сбежали с дороги.
- Прыгаем! - скомандовал Вангуард.
- Ни за что! - воскликнул Джон. - Я же разобьюсь!
- Ты - вампир, идиот! Твое тело гораздо сильнее человеческого!
- Нет, - Вентру отрицательно мотнул головой, скрестив руки.
Его ошибкой было то, что он стал вести себя высокомерно, почти ничего не зная о Вангуарде. Гангрел без церемоний, молча схватил Квотера за воротник кожаного плаща и швырнул с моста. И тоже спрыгнул. Квотер с криком, размахивая руками и ногами, упал в толпу людей. От мощного приземления Вангуарда по асфальту пошли трещины. Гангрел выпрямился и стремительно побежал за ворами, бросив Квотеру:
- Отстанешь от меня - убью!
Расталкивая людей по тротуару, бежали Малкавиан и его сообщник. Малкавиан просто отталкивал людей на пару метров, его сообщник же разбрасывал прохожих во все стороны. Кому-то везло - их просто отбрасывало в ближайшую стену или машину, другие со вспоротыми животами от когтей падали на асфальт, истекая кровью.
До людей наконец дошло, что происходит, и они с криками стали разбегаться. Началась суматоха, люди толкали друг друга, кто-то падал, этих людей просто давили ногами, других выталкивали на проезжую часть, их сбивали машины, автомобили врезались в другие автомобили, стоял неописуемый грохот, одним словом ПАНИКА.
Вангуард почти потерял беглецов из виду, когда они остановились посреди перекрестка. Мимо проезжал офицер полиции. Он заметил происходящее на улице и остановил машину. Коп увидел, как вампиры раскидывают людей направо и налево, быстро вызвал подкрепление, включил сирену и вышел из машины.
- Не двигаться! - крикнул офицер нарушителям, наставив на них свой пистолет.
Вампиры заметили его, но атаковать не стали: к перекрестку стягивались копы. Со всех сторон полицейские останавливали свои машины. Через минуту на вампиров были наставлены около пятнадцати пистолетов и пара дробовиков.
Вангуард с Квотером остались в толпе.
- Чего мы ждем?
- Здесь копы, - ответил Вангуард, - мы не должны засветиться. К тому же их значительно больше.
Люди замерли на тротуарах, все дороги были перекрыты копами, сверкали мигалки, казалось, ночной воздух наэлектризован от напряжения, а в центре все этого оказались Малкавиан и Бродяга. Вангуард временно дал ему это прозвище, потому что тип этот был одет как бродяга: непонятного темного цвета штаны, порванные ботинки, красный свитер, поверх темно-зеленая плотная куртка и старый потрепанный шарф. Вся одежда была изношенной, куртка порвана в нескольких местах.
- Не двигаться! - повторно прокричал полицейский.
Но у вампиров были совершенно другие планы, нежели сидеть за решеткой. Когти на руках Бродяги выросли еще больше, он расправил руки и с силой оттолкнулся от асфальта. Вампир одним прыжком оказался возле полицейской машины. Мощный пинок и машина смяла полицейских, прятавшихся за ней. Послышался жуткий хруст, ломаемых костей.
- Огонь! - прозвучала команда.
Десятки пуль устремились в вампиров, атакующих копов. На перекрестке стоял небывалый шум, дула пистолетов выплевывали пули без остановки, грохот дробовиков перекрывал все остальное. Вампиры разрывали на части полицейских, крушили машины, не обращая внимания на стрельбу. Обезумившие прохожие с криками бежали прочь от места преступления. Вангуард с Квотером затаились в тени переулка.
Через минуту ни одного полицейского не осталось в живых, но были слышны сирены спешащего на подмогу подкрепления. Преступников же и след простыл.
- Мы упустили их! Агниссия вам этого так не оставит! - зло произнес Джон.
- Угрожаешь? - насмешливо спросил Гангрел. - Даже не пытайся: Ленстридж не посмеет пойти против меня, пока я исправно выполняю ее приказы.
- Это ты называешь исправно? - Вентру махнул рукой в сторону перекрестка, где уже появились новые копы.
Вангуард врезал новообращенному в челюсть. От мощного удара Джон упал на землю. С его подбородка текла кровь.
- Попробуй еще раз забыть, кто здесь главный, и ты так просто не отделаешься! - Вангуард повернулся к перекрестку.
Посреди дороги остановились пять машин скорой помощи, медики уносили тела раненых, убитых заворачивали в специальные черные мешки и уносили, полицейские допрашивали свидетелей.
Вангуард вышел из переулка и сделал вид, что идет мимо ограждений.
-...да, во-от такие когти... - говорил свидетель.
-...первый раз такое вижу...
-...их всех разорвало на куски...
-...о Боже там мой сын...
-...раненых и тела убитых отвезут в больницу, что на Атлантик Стрит...
Вангуард узнал, что хотел и вернулся к переулку, в котором Квотер успел оклематься. Вдруг у Гангрела возникло ощущение, что кто-то смотрит на него. Вангуард развернулся, готовый к атаке, но в переулке никого не было. Люди на перекрестке были заняты своими делами, никто не обращал на вампиров внимания. Вангуард снова обратил свое внимание на Вентру.
- Только не переживай: тело вылечит и не такие раны, - произнес Гангрел. - Теперь поехали - мы должны успеть.
- Успеть куда? - не слушающимся голосом спросил Джон.
- Я узнал Малкавиана - это Аластор Кант, влиятельный Сородич, - объяснял Вангуард на ходу. - Он владеет поместьем в Гринготском парке. Пренеприятнейшее место, честно скажу.
- Почему?
- Приедем - узнаешь, - ответил Вангуард, садясь за руль мустанга.
Гангрел завел двигатель. Мустанг сдвинулся с места. Вангуард достал сотовый и набрал номер Принцессы.
- Я узнал одного из преступников - это Аластор Кант, Малкавиан, - Вангуард не любил предисловия. - Сейчас мы направляемся к его особняку, что в Гринготском парке, нам потребуется подкрепление.
Хоть Джон и сидел рядом, он не слышал, что отвечала его любовница и покровительница. Он вообще не понимал, зачем она велела ему ехать с этим тупым идиотом Вангуардом, расследовать какую-то вампирскую чертовщину, вылившуюся в кровавую погоню. Джон Квотер не понимал, во что втянула его Агниссия Ленстридж, обратив в вампира. Он не понимал, насколько мир кровососущих тварей отличается от мира людей.
- Поймите, мы не можем терять время... - начал Вангуард, но Ленстридж прервала его.
Примерно минуту Вангуард вел машину молча, слушая “речь” Принцессы. Наконец Вангуард сухо ответил:
- Будет сделано.
Гангрел гневно нажал на сброс и положил сотовый в карман. После этого он круто развернул мустанг и они поехали в обратную сторону.
- Что происходит? - спросил Джон.
Вангуард не ответил. Джон не стал больше пытаться узнать, что же Гангрелу сказала Агниссия, рискуя получить по морде. Вангуард гнал с максимально возможной скоростью, замедляясь только на поворотах. Вскоре Джон понял, куда они направлялись: к Башне. Так называли небоскреб, в котором находилась резиденция Принцессы.
Вангуард тормознул машину возле входа, быстро вышел и направился внутрь. Джон не отставал.
- Что надо? - спросил охранник при входе, сидящей за столом с компьютером.
Вангуард отметил, что Агниссия назначила на этот пост нового человека, который не знал никого из знакомых Принцессы. Скорее всего, его и не осведомили о том, что все они - вампиры.
- Ленстридж ждет нас, - ответил Вангуард, не останавливаясь.
- Подождите-ка, - произнес охранник. - Она не предупреждала меня о вашем визите.
“Видимо, - подумал Гангрел, - мы приехали быстрее, чем она ожидала.”
- А мне плевать, - Вангуард направился к лифту.
Охранник вышел из-за стола и схватил Гангрела за рукав плаща.
- Ни шагу дальше!
Вангуард слегка толкнул охранника. Тот упал метрах в десяти от вампиров. Гангрел спокойно вызвал лифт. Дверцы открылись, и Сородичи вошли внутрь.
- Слушай меня внимательно, Квотер, - произнес Вангуард, пока лифт поднимался на нужный этаж. - Если мы не поймаем эту парочку, может развязаться война между кланами. Себастьян Штраус знает, что один из воров - Малкавиан. Он не успокоится, пока не найдет свою драгоценную книжонку или пока не изничтожит всех Малкавианов в городе. Сообществу это никак не пойдет на пользу.
- Ну а я здесь причем?
- Ленстридж вызвала нас только из-за тебя, - Вангуард ткнул пальцем в плечо Квотера. - Что вы там будете делать, мне ужасно не интересно, но если хочешь, чтобы мы успешно расследовали это дело - давай побыстрее, о’кей?
Двери лифта открылись и вампиры вышли. Вангуард остался в холле, а Джон вошел в Главный зал. Гангрел подошел к окну. Далеко внизу раскинулся шумный город. “Люди, - презрительно подумал Вангуард, - скот, возомнивший себя властителями Земли. Они даже не подозревают о том, что есть раса гораздо более могущественная нежели они. Однако вампиры зависят от людей, как те в свою очередь зависят от даров природы, которые они так безнаказанно потребляют. Жизнь и смерть взаимно паразитируют друг на друге...” - Вангуард быстро обернулся.
Холл был пуст, несмотря на возникшее у Гангрела ощущение, что за ним наблюдают. “Второй раз за эту ночь”.
Около двадцати минут Квотер пробыл у Принцессы, после чего сыщики вернулись к расследованию.
Вангуард остановил мустанг неподалеку от входа в парк. Его и Квотера уже ждали. Элитный отряд Камарильи - около дюжины вампиров, участвовавших во множестве сражений, как с людьми, так и со сверхъестественными тварями.
Вангуард с Квотером приблизились к черным микроавтобусам, из которых стали выходить вампиры, вооруженные катанами и пистолетами, некоторые огнеметами.
Подъехал огненный “Chevrolet”, из него появился Сородич, одетый в темно-зеленый костюм. Красный галстук неестественно выделялся, на левой руке блестели золотые часы, украденные у какого-то богача. На лице вампира вечная ухмылка, само оно источало хитрость и было ужасно коварным и вечно злорадным, глаза цепко хватались за любую мелочь, отмечали все детали. И весь он был какой-то скользкий и неприятный на вид.
- Бальтазар, - не скрывая презрения, сказал Вангуард.
- Вангуард! Ты что такой хмурый? - улыбаясь еще больше, спросил Бальтазар.
Бальтазар - командир элитного отряда. В большинстве своем Сообщество относилось к Бальтазару благосклонно, ибо он хорошо умел льстить. Но часть Сородичей, среди которых был и Вангуард, при любом удобном случае убили бы Бальтазара.
- И по какой же причине ты нас вызвал? - улыбаясь, спросил Бальтазар.
- Тебя я не вызывал, так что можешь валить отсюда! - отрезал Вангуард.
Сородичи вошли в парк и направились к особняку Кантов.
- Раз уж я приехал, то нужно разобраться с делом, - ухмыляясь, произнес Бальтазар.
“Будто без тебя мы не справимся, идиот несчастный”, - подумал Гангрел, но сказал:
- Два преступника: один из них Малкавиан Аластор Кант, другой неопознан...
- Что ж ты так оплошал?
Вангуард продолжил, не обратив внимания на это едкое замечание:
- Как мне известно, у Канта в подчинении находятся десятки упырей. Они - и есть твоя работа, - сказал Вангуард, в свою очередь ухмыльнувшись.
Бальтазар повернулся к Джону.
- Ну а ты здесь что делаешь? Такому высокопоставленному лицу, как ты, - учтиво произнес Бальтазар. - место на балах и закрытых вечеринках вместе с Принцессой.
Квотер прямо расцвел.
- Да, вот... Агниссия посоветовала поучиться у Вангуарда, так сказать набраться опыта, - самодовольно ответил Джон.
- Наверное, я в это время был жутко занять, иначе Принцесса отправила бы тебя ко мне, - ответил Бальтазар и тише добавил, указав пальцем на Вангуарда, - а не к этому.
Таким образом, Бальтазар стал одним из лучших друзей Квотера. Всю оставшуюся дорогу до поместья они обсуждали “нелегкую жизнь” высшего общества Сородичей.
Ночь освещал мистический свет неполной луны, временами скрывавшейся за черными тучами. Особняк Кантов напоминал готическое поместье Средневековья. Такое было бы в пору вампирам тех времен, никак не современным, но для вампиров время не имеет значения: они могут его игнорировать, могут обгонять, использовать в своих целях, становясь все сильнее и могущественнее...
Сородичи остановились перед черными вратами ограды, окаймляющей поместье. Вангуард подошел к вратам и те послушно отворились. Что удивительно без единого звука. Вампиры осторожно ступали по каменной дорожке, ведущей к главному входу. Сородичи шли мимо мрачных статуй древних вампиров, безобразных монстров, чудовищ бездны смертельной красоты.
Статуи горгулий возвышались по обе стороны от входа. Некогда тяжелые двери, сейчас были разрушены. На их месте зияла дыра, рядом валялись ошметки дерева и металла. Сородичи держали оружие наизготовку.
Вангуард шагнул внутрь. У него сразу возникло ощущение, что это плохое место. Особняк был пропитан безумием. Первое что бросалось в глаза - обилие трупов. Весь холл был усеян трупами упырей, скелетами вампиров. В центре зала лежала рухнувшая с потолка люстра, под ней несколько мертвых тел. На второй этаж вели две изогнутые лестницы, украшенные по бокам средневековым оружием. На некоторых копьях висели упыри. В прошлом чистый ковер, сейчас был засыпан пеплом и залит кровью.
Вангуард осторожно ступал, обходя трупы и на ходу распознавая их бывших владельцев. На одной из лестниц было тело. Сначала Вангуард принял его за мертвого упыря, однако, подойдя ближе, он узнал Первородного Малкавиана.
- Рэймонд Мэднесс? Что он здесь делал? - вслух размышлял Вангуард.
- Еще рано говорить обо мне в прошлом времени... - прохрипел Малкавиан.
К Вангуарду подошел Бальтазар, за ним Квотер.
- Что здесь произошло?
- Аластор Кант... и его помощник... - сказал раненый Малкавиан. - В последнее время Аластор вел себя очень странно... его почти никто не видел, а при встречах он предпочитал отмалчиваться и исчезать... - Рэймонд закашлялся и выплюнул сгусток крови. - Он был хранителем могущественного артефакта... Чаши Безумия... мы начали беспокоиться, ведь Аластор мог не совладать с силой Чаши... мы решили выяснить, в чем дело и приехали сюда, в его поместье... - Рэймонд снова закашлялся. - Когда они появились... они не ожидали нашего появления... тот второй быстро отреагировал и... устроил резню... он обладает поистине огромной силой...
- Превращение? - спросил Вангуард.
- Да, но не полное, - отвечал Сородич, - и еще... они замышляют что-то ужасное...
- В смысле?
- Они высосали почти всю мою кровь...
- Диаблери! - произнес Вангуард.
- Нет... они не выпили ее... тот второй вылил ее в Чашу Безумия...
Вампиры переглянулись в недоумении.
- Для чего?
- Я не знаю, но вы должны остановить их во, чтобы ни стало... я чувствую... грядет какая-то беда... возможно мы перестанем существовать...
- Конец света?! - в ужасе закричал Квотер.
- Нет... конец нашему времени, времени вампиров...
- Ты знаешь, куда они направились? - спросил Вангуард, понявший, что нужно спешить.
- Наверх... по дороге они яростно спорили...
Вангуард обратился к Бальтазару:
- Его нужно увезти отсюда.
- Как прикажите, - все, также улыбаясь, ответил Бальтазар.
“Почему же они не высосали его досуха? Почему оставили жить, зная, что он поможет нам, не сбиться со следа? Возможно, Малкавиан не решился убить Первородного своего клана, в прошлом лучшего друга...”
Вангуард быстро поднялся по лестнице на второй этаж. Прошел через пустой холл и неожиданно оказался в галерее. Помещение освещал мистический свет, источников которого в комнате не наблюдалось. Под одной из картин лежал скелет. Несколько окон, одно из них открыто. Гангрел подбежал к окну и выглянул наружу.
Его взору открылся ночной лес, простиравшийся до самого горизонта. Конечно, можно поискать в этом лесу, но Вангуард знал, что это - самоубийство. Оборотни. Самые опасные противники Сородичей.
Вангуард обернулся и внимательнее осмотрел сумрачную галерею. Картины, картины и ничего кроме картин. За исключением мягкого кресла. И трупа. Гангрел подошел к бывшему Сородичу и распознал в нем Аластора Канта.
“Из-за чего же они так повздорили, что Бродяга убил единственного Сородича, помогавшего ему? Что они не поделили? Чашу? - Вангуарда посетила одна догадка. - Или Малкавиан нужен был Бродяге только для того, чтобы заполучить книгу Тремеров и Чашу Безумия? Теперь у него есть и то и другое, а у Аластора могли быть свои цели использования этих артефактов... Для чего ему нужна кровь Первородного, если не для диаблери? Что за чертовщина здесь происходит?!”
Вангуард встал и обратил свой взор на картину, под которой нашел Малкавиана. Каин убивает Авеля. На Каине виден кровавый отпечаток руки. “Совпадение?” - Вангуард быстро вышел из галереи.

Мустанг мчался на большой скорости прочь из Гринготского парка. Вангуарду все это не нравилось. “Что теперь? Куда ехать? Никакой зацепки. Никаких следов. Тупик? Нет! Пусть слабаки сдаются, но я не из их числа!”
Вангуард свернул на другую улицу. “Думай! Куда он мог направиться? Ни одной идеи. Возможно, удастся что-то узнать, если осмотреть трупы людей, которых убил Бродяга? Следы Могущества? А трупы в особняке? Там только Превращение. Все равно других альтернатив нет!”
Через десять минут Вангуард остановил мустанг в паре кварталов от больницы на Атлантик Стрит. Сыщики прошли переулками и оказались у черного входа в больницу. Вангуард достал отмычку и несколько секунд повозился с замком. Прозвучал щелчок.
- В нашем мире невозможно жить без отмычки, - сказал Вангуард Квотеру.
Сородичи проникли в больницу. Воздух внутри был пропитан запахами лекарств и болезней.
- Обычно морг находится в подвале, пошли, - Вангуард направился к лестнице.
- Ненавижу больницы! - произнес Джон.
- Почему?
- Когда я был человеком, всегда считал, что больницы - обитель болезней и смерти!
- Хм... помни, что теперь ты - поставщик смерти, и тебя должны бояться, а не ты.
- А если я не хочу убивать?
- Придется, - отрезал Вангуард.
Вампиры спустились на нижний этаж и проникли в комнату наблюдения. Охранник спал, развалившись на стуле. Вангуард молниеносным движением оказался рядом с жертвой и свернул шею. Ошеломленный Квотер застыл у двери.
- Привыкай, - мрачно сказал Вангуард и посмотрел на мониторы, показывающие все помещения морга.
Вангуард в нерешительности замер перед компьютером. Потом Гангрел перевел взгляд на Квотера.
- Ты же в компах разбираешься?
- Да, а ты нет? - со злорадством спросил Вентру.
- Я знаю, как обращаться с компом, но если хочешь, можешь пойти осмотреть трупы, - парировал Вангуард. - Я удивлюсь, если ты что-то обнаружишь.
Джон решил не нарываться и сдался.
- Хорошо, что я должен делать?
- Найди информацию о погибших на перекрестке, узнай, что показало вскрытие, - Вангуард вышел из комнаты.
Гангрел быстро нашел хранилище. Своим чутьем он с легкостью нашел людей, помеченных Могуществом. Вскрытие не проводилось. И так было ясно, почему умерли жертвы. Тела были в крови, с глубокими порезами, другие же разорваны на части.
Вангуард взял сердце какого-то бедняги и внимательно осмотрел. “И что теперь? У Бродяги нет следа, нет кровных уз с его кланом, невозможно определить даже к какому именно он относится. Ни один из кланов не обладает Могуществом и Превращением одновременно. Опять тупик.”
Вангуард еще раз посмотрел на мертвое сердце в руке. “И вот это является центром всех человеческих эмоций? Тем из-за чего все радости и проблемы?” Гангрел хмыкнул и положил сердце обратно в грудь.
Внезапно раздался сигнал тревоги. Вангуард мгновенно обернулся и услышал крик из комнаты наблюдения. “Черт!”
Спустя две секунды он стоял на пороге и смотрел, как испуганный Квотер стоит с окровавленным ртом, а на полу лежит еще один охранник.
- Я не хотел... - растерянно лепетал Джон. - ... все произошло так быстро...
- Что случилось? Говори!
- Я сидел за компьютером, но вдруг получил удар по голове... охранник успел нажать кнопку тревоги, прежде чем я... я... набросился на него... это было так классно!.. Но я не хотел убивать его!
- Зверь внутри каждого из нас, - сурово сказал Вангуард. - Научись его контролировать, иначе тебя ждет такая же участь! - Гангрел указал на охранников.
Вангуард схватил Квотера за воротника и потащил за собой.
- Нужно выбираться отсюда! - Вангуард толкнул дверь черного хода и резко затормозил: переулок был блокирован полицейскими.
Красно-синие мигалки светили с обеих сторон. Сородичи быстро захлопнули дверь и загородили ее шкафом.
- Что теперь будем делать?
- Раньше надо было думать, когда сидел за компом и обеспечивал нам прикрытие, идиот! - закричал Вангуард.
- А разве мы не можем их просто перебить?
- Тебе разве не говорили о Маскараде?
- Говорили, но мы можем убить их и голыми руками!
- Если ты будешь убивать людей направо и налево, ты потеряешь оставшуюся в тебе человечность и не сможешь противостоять Зверю!
- И что тогда?
- Ты превратишься в безумную неконтролируемую машину смерти, и в конечном итоге тебя убьют Сородичи, чтобы ты не нарушал Маскарад! Пошли.
- Куда?
Вместо ответа Вангуард спустился в подсобное помещение морга и открыл крышку люка.
- Канализация?
- Да, другого выхода нет, полезай!
- Я не хочу лезть в эту вонючую дыру!
- Ладно, - сказал Вангуард, - расскажешь потом, как копы изрешетили тебя пулями!
Гангрел спрыгнул вниз. Квотер секунду раздумывал и через “не могу, как же там грязно” спрыгнул тоже.
Джон упал в воду. Вангуард стоял рядом.
- Вставай, чё разлегся!
Квотер поднялся. Вангуард схватил его за воротник, поднял в воздух и с силой впечатал в стену.
- Еще раз допустишь оплошность, из-за которой сорвется наша операция, я тебя так отделаю, что месяц будешь зализывать дыры в своей туше! - Вангуард отпустил Квотера и тот сполз в воду.
- Тише... - раздался низкий, несколько хрипящий голос из темноты - ... всех крыс распугаете...
На свет лампочки вышло человекоподобное существо. Мертвенно-серый цвет кожи, ужасающие шрамы на теле, изуродованная внешность, огромные клыки.
Квотер закричал в ужасе.
- ЧТО ЭТО ТАКОЕ???
- Носферату, - произнес Вангуард.
- Сайгон к вашим услугам, - Носферату насмешливо поклонился.
- Тебя я знаю, - сказал Сайгон, указывая на Вангуарда, - лучшая ищейка Камарильи. А ты кто?
- Я Джон Квотер, - с вызовом ответил Вентру, будто его имя известно на весь мир. - Правая рука Принцессы.
- Ах, да... - пренебрежительно ответил Сайгон. - Слышал я о тебе.
- Столько шума наделали там, наверху, - Носферату указал пальцем на потолок. - Что вы забыли в этой больнице?
- Не прикидывайся, будто ничего не знаешь, - резко ответил Вангуард. - Вы - Носферату, всегда осведомлены о происходящих в городе событиях, поэтому ты уже знаешь про заварушку в клане Тремеров!
- И про особняк Малкавиана, - добавил Сайгон. - Я видел Его...
- Я зову этого Сородича - Бродягой, так как не знаю имени.
- Бродяга... - Носферату будто пробовал прозвище на вкус. - ... да, его можно называть и так... он не пьет кровь людей...
- Что?
- Бродяга пьет только кровь крыс, он презирает кормление человеческой кровью...
- Когда и где ты видел его в последний раз? - спросил Вангуард.
- О-о... это было совсем недавно... - медленно отвечал Сайгон хрипящим голосом.
- Где?
- Тебе его все равно не найти... у него отличная маскировка... он владеет Затемнением...
- Что? Затемнением? - Вангуард был ошеломлен. - Я видел, как он использовал Превращение, Могущество, а ты говоришь, что он может становиться невидимым? Как это возможно? Ни один Сородич известных нам кланов не обладает этими Дисциплинами!
- Он не из клана, - спокойно отвечал Носферату, поймав пробегавшую мимо крысу. - Он из Родословных...
- Понятно, - сказал Гангрел и спросил. - Почему он не пьет человеческую кровь?
- Может он - вегетарианец, - прожевывая мясо крысы, насмешливо предположил Сайгон.
- Мне здесь не нравится, - сказал Квотер.
- Иногда нужно поступать вопреки своим желаниям, поэтому заткнись! - отрезал Вангуард.
- Так и быть я помогу вам, - произнес Сайгон. - Я вижу, ты хочешь разгадать, для чего Бродяге нужны артефакты... Найди Джека. Он тебе поможет.
- Джек? Почему он? - недоумевая, спросил Гангрел.
- Заодно повидаешь старого друга, - только и сказал Носферату, исчезая во тьме канализации.
“Хм... Джек. Легенда среди Анархов.”

Все Сородичи знают, что бар “Last Sunrise” - одно из прибежищ Анархов. “Символичное название для вампирского закутка”, - невесело подумал Гангрел.
- Квотер, запомни: если ты, хоть одно неправильное слово скажешь Анарху, он без церемоний размажет тебя по стенке, понял? Им насрать на твой статус в иерархии Камарильи, будь ты хоть бриллиантовой задницей Принцессы!
Квотер хотел, было что-то резко ответить, но быстро передумал.
- Молодец, - сказал Вангуард и вышел из машины.
Над хиленькой дверцей висела табличка с названием бара. Вот и весь парадный вход. Вангуард толкнул дверь заведения. На него обрушился шквал звуков: тяжелый рок, постоянно играющий в баре, шум разговоров, чоканье стаканов, заказы посетителей... - все смешалось в то, что называется атмосферой бара. Некоторые из посетителей неприветливой наружности оглядели вошедших Сородичей и вернулись к своим делам.
Бар представлял из себя помещение с низким потолком, сплошь усеянное столиками, у стены располагались столы с мягкими диванами. Бар - это, конечно же, прибежище отшельников, бомжей и заблудших душ. Одни ищут забвения, другие приключений на свою задницу. Бар полон историй, славен своими завсегдатаями, все друг друга знают и приходят сюда каждую ночь, будто на работу. Но были еще и Сородичи.
Вангуард направился вглубь помещения. Дорогу ему преградил здоровенный амбал.
- Посмотрите-ка, кто у нас здесь? - пророкотал он. - Неужто сам Вангуард?
Вокруг сыщиков появились еще двое вампиров.
- Действительно, - подтвердил один из них.
- И я рад вас видеть, - ответил Вангуард и спросил иронично. - Как поживаете?
Сородича, остановившего Вангуарда, звали Крэбб.
- Какого черта ты здесь забыл, прихвостень Камарильи? К тому же привел с собой какого-то сосунка!
- То, что тебя уважает Джек, - резко сказал Грэг, стоявший справа, - еще не дает тебе права свободно разгуливать здесь!
- Что-то я не припомню, чтобы этот бар был объявлен частной собственностью Анархов, - изогнув бровь, ответил Вангуард. - Посторонись.
- Не доставляй нам проблем, - сказал Крэбб и отошел с дороги.
- Кто вы такие, чтобы навязывать свои правила НАМ? - заговорил Джон. - Вы, всего лишь жалкая кучка Сородичей, недостойных целовать ноги Агниссии Ленстридж!
“Ну, что за дебил?” - устало вздохнув, подумал Вангуард, прежде чем услышал как ломается челюсть Квотера.
Крэбб быстро подбежал к окровавленному Джону, с легкостью поднял его в воздух и швырнул в стену. Вангуард одним ударом локтя свалил с ног Грэга. Вторым молниеносным движением Гангрел вырубил второго Сородича. Крэбб обернулся, чтобы врезать Вангуарду и уткнулся носом в дуло пистолета.
- Только попробуй, - холодно произнес Вангуард.
Крэбб в бессилии застыл.
- Отойди к стене, - приказал Вангуард. - Занимайтесь своими делами, - сказал Гангрел остальным посетителям.
Не сводя пистолета с Анарха, Вангуард подошел к несчастному Квотеру и помог подняться.
- Иди на второй этаж, - Квотер безмолвно повиновался.
К тому же он банально не мог ничего сказать со сломанной челюстью.
- Я закрою глаза на этот инцидент, но помни, если такое повторится вновь - войны между Камарильей и Анархами не избежать: этот идиот - Джон Квотер, помощник Принцессы.
Вангуард поднялся на второй этаж, где его ждал Квотер. Гангрел достал из внутреннего кармана плаща пакетик с уже немного растаявшей кровью.
- Выпей, это поможет.
Гангрел же прошел дальше по коридору и вышел на балкон. Здесь он и нашел Джека. Сородич слушал музыку, опершись на стену. Взгляд его был устремлен вдаль. Выглядел он как всегда: темные джинсы, того же цвета жилетка поверх голого тела, длинные серебристые волосы, усы и прямая борода. По внешнему виду ему можно дать около сорока лет. Настоящий возраст Джека никто не знал.
- Эй, приятель, закурить не найдется?
- Вангуард! - поворачиваясь к Гангрелу, произнес Джек. - А я все думал, кто же на первом этаже так шумит! - и добавил, усмехнувшись. - Теперь ясно.
- Давно не виделись, Джек, - Вангуард крепко пожал руку друга. - А ты, я смотрю, как всегда не вмешиваешься в события?
- Ты же знаешь: интриги, политика и лизание чьих-то задниц не мое! - Джек заметил Квотера, утирающего кровь с подбородка. - А это что за птенец?
- Любовничек Принцессы. Набирается со мной опыта, - ответил Вангуард, с отвращением глянув на Квотера. - Из-за него и вспылили Анархи внизу.
- Не умеет держать рот на замке? – усмехнувшись, спросил Джек. - Мнит себя самой важной задницей на планете, как и все Вентру?
- Именно.
- Думаю, ты пришел не просто, чтобы повидаться со старым другом, а? - с задорным огоньком в глазах спросил Джек.
- А ты не знаешь?
- Об этом Родословном знает уже весь город! - воскликнул Джек. - Все Сородичи, будто старухи-сплетницы, шепчутся о волнениях в городе, о том, что в воздухе витает угроза... у-у... как страшно! - Джек рассмеялся.
- Угроза?
- Да, тебе ведь известно, что этот вампир собирает артефакты и всяко не для коллекционирования...
- Тебе что-то известно о нем?
В глазах Джека мелькнула какая-то искорка и пропала.
- Не-е... я такой ерундой не занимаюсь! - отмахнулся Джек. - Но я знаю того, кто мог бы тебе помочь.
Вангуард понял, что Джек что-то скрывает, но не обратил на это внимания: Джек всегда был и остается загадкой. Никто не знает, чем занимается Джек, какие цели преследует, но все уважают его и даже Камарилья не рискует с ним связываться.
- Кто это?
- Роджер Эштерс, - с уважением к этому Сородичу ответил Джек.
- Он же погиб! Три года назад, как раз когда Ленстридж стала Принцессой! – удивился Вангуард.
- В то время чего только не происходило, - загадочно улыбаясь, произнес Джек. – Таинственная смерть предыдущего Принца, исчезновение Эштерса, Ленстридж, которая с легкостью побеждает своего могущественного соперника Кристофера...
- Ты хочешь сказать, что Роджер жив?
- Да, но никому об этом ни слова, понял? – в этот момент Джек выглядел угрожающе.
- Почему ты так беспокоишься о нем?
- Однажды он спас меня, - ответил Джек, на секунду отдавшись воспоминаниям. – Поэтому я не хочу стать тем, из-за кого Роджера могут найти Камарильские сучки!
- Хорошо, где он?
- Там же, где и исчез, - просто ответил Джек.
- В деревне Куайтвилль, что в Северном лесу?
Джек кивнул.
- Это же лес оборотней! – воскликнул Вангуард.
- Именно, - ответил довольный Джек. – Еще поэтому никто не отважился начать поиски Роджера!
Вангуард лихорадочно думал. “Время уходит! Северный лес! Это же самоубийство!” Но Вангуард понимал, что другого способа узнать о том, что замышляет Бродяга - нет.
- Спасибо, Джек! – Вангуард решил не медлить. – Надеюсь, что мы с тобой еще увидимся.
- Что-то подсказывает мне, что и не раз, - ответил Джек, чему-то ухмыляясь. – Прихвати с собой оружие помощнее.
Вангуард вышел с балкона.

Уже в машине Джон спросил.
- Ты узнал, что хотел?
- Да.
Квотер молчал, ожидая продолжения, которого не последовало.
- И куда мы едем?
- В деревню Куайтвилль.
- Ни разу не слышал о такой.
- Люди много чего не знают при жизни, - невесело усмехнулся Вангуард. – Она находится в Северном лесу.
- А! Вспомнил: кто-то рассказывал мне, что в этом лесу постоянно происходят несчастные случаи!
- Да, из-за оборотней, - сказал Вангуард, свернув на дорогу, ведущую из города.
- Оборотни?!
- Да. Оборотни.
- А... они... э-э... они опасны для нас? – осторожно спросил Квотер.
- На глазах у Сородича, оборотень разорвал на куски толпу вампиров меньше чем за минуту, - ответил Вангуард и ехидно спросил. – Как тебе такой расклад?
- Зачем же мы едем туда, если, скорее всего, погибнем? – Квотер начал беспокоиться о своей сохранности.
- Другого источника информации у нас нет, - абсолютно спокойно отвечал Вангуард.
- А подкрепление?
- Если мы заявимся туда с толпой вампиров, оборотни заметят нас стопроцентно! – Вангуард не стал говорить настоящей причины – он пообещал Джеку.
- А нельзя просто плюнуть на все это?
- Я не из тех, кто бросает дело незавершенным, - резко ответил Гангрел. – К тому же, если мы не помешаем Бродяге, его действия могут коснуться всех Сородичей.
Квотер замолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию. Вангуард вел машину по пустынной ночной дороге. Свет фар немного разгонял тьму, окутавшую все вокруг. За всю дорогу им не встретилось ни одной машины.
В такие минуты Вангуард размышлял о мире, о Сородичах, о том, куда мы все катимся, и что ждет нас впереди, кроме тьмы? Иногда Вангуард вспоминал свою прошлую жизнь, когда он был человеком. Но эти воспоминания были нечеткими, тьма поглотила и их. Сейчас Вангуард уже не мог вспомнить, как выгладит восход солнца, огненный закат... Для него солнцем стала луна, а звезды вечными надсмотрщиками.
Вангуард в отличие от людей и Сородичей не боялся смерти. Он ненавидит трусов, которые, забившись в самый глубокий подвал, трясутся от каждого шороха. Смерть – это только начало. После человеческой смерти Вангуард стал вампиром. Новая форма жизни. И никто не может утверждать точно, что после второй смерти, нет ничего. Но став вампиром, Вангуард стал чувствовать себя одним из Сородичей. Это мрачное сообщество стало его... родней. Он чувствовал кровную связь. И он не мог, не заботиться о своем роде. Именно поэтому Вангуард не сдается и так яро борется за свою жизнь.
Свет фар вырвал из темноты, еле заметный знак, на котором было написано: “Добро пожаловать в Куайтвилль!” Вангуард остановил машину прямо за знаком. Двигатель мустанга затих, и свет фар потух. Вокруг стояла гробовая тишина. Каждый звук, издаваемый Сородичами, был отчетливо слышен.
- Квотер, послушай меня внимательно: сейчас наши жизни зависят от того, насколько мы потревожим здешних... гм... жителей. Будь как можно тише и, возможно, мы уйдем отсюда, не потеряв ни одной конечности!
Квотер кивнул. Вангуард вышел из машины и тихо прикрыл дверь за собой. Джон последовал его примеру. Гангрел открыл багажник и убрал покрывало, прятавшее небольшой арсенал Вангуарда. Квотер, увидев это великолепие, присвистнул.
Вангуард взял два Кольта и заткнул их за пояс, вставил в сапог блестящий Eagle. Затем надел через плечо патронташ для дробовика, после чего взял и сам шотган.
- Умеешь обращаться? – спросил Гангрел, указывая на оружие.
- Ни разу не брал в руки оружия.
- Теперь ты – вампир и если не научишься убивать, тебе не выжить в мире тьмы. Возьми этот, - Вангуард дал Квотеру Глок, - и УЗИ. Хотя бы в фильмах видел, как стрелять?
- Ну... да, - когда Квотер взял в руки оружие. Вангуард понял, какие нехорошие мыслишки появились у Вентру.
“Пусть попробует”, – ухмыляясь, подумал Вангуард. Квотер решил не рисковать. Может быть, потому что не был уверен в своих силах, а может боялся не выбраться из этого места в одиночку.
- Держи патроны и запомни: чтобы убить этих тварей – стреляй в голову.
Вангуард закрыл багажник и пошел по грунтовой дороге в деревню. Квотер поспешил за ним.
- Оборотней можно убить выстрелом в голову? Так легко?
- Не оборотней, а мертвецов, - ответил Вангуард, хищно осматривая окрестности.
Над Сородичами нависал мрачный лес, чернее неба. Полумесяц почти не освещал ночь. Казалось, что гниющие деревья без листьев, своими рваными и корявыми ветвями пытались зацепиться за Сородичей, затянуть их в свои мертвенные объятия...
Сородичи медленно продвигались по дороге. Вангуард прислушивался, но ничего кроме собственных шагов не слышал. Деревня становилась все больше. В темноте были едва различимы очертания пустых деревянных домов, хлипкие заборчики, одинокий колодец посреди площади.
Сородичи вошли в деревню и остановились перед колодцем. Ни звука. Ни единого признака жизни.
- Ну и что теперь? – шепотом спросил Джон.
Ответом ему стал шорох, прозвучавший буквально в метре от Сородичей. Вангуард навел дуло дробовика на колодец. Прямо из-за него показалось уродливое, кровавое месиво, которое когда-то было человеческим лицом. Мертвец полностью показался из-за своего укрытия, поднялся с четверенек и стал медленно приближаться к вампирам.
Квотер занервничал и отошел на пару шагов. Вангуард подождал, пока мертвец подойдет к нему и выстрелом практически в упор снес верхнюю половину. Выстрел, словно гром средь бела дня, прогрохотал на многие мили вокруг. Верхняя часть туловища мертвеца отлетела на пару метров и стала медленно подтягиваться на руках, пытаясь добраться до Сородичей.
- Смотри, Квотер, - Вангуард указал на полудохлое нечто. – Смотри, как он борется за свое никчемное существование...
Мертвец карабкался, впиваясь мертвыми пальцами в землю, хватаясь за камни, зомби упорно полз к вампирам.
- ...пытается дотянуться до нас, отведать нашей плоти... – мертвец почти дотянулся до Вангуарда. - ...им движет примитивнейший инстинкт, но запомни это, Квотер, - не будешь также цепляться за свою жизнь и ты погибнешь.
Со всех сторон стали раздаваться звуки, шарканье ног, шорох, тяжелые шаги. Из домов выходили мертвецы с изуродованной внешностью, кожа кусками свисала с голых костей, пустые глазницы, пожелтевшие и черные зубы, желающие сомкнуться на живой плоти. Мертвые люди в изодранной деревенской одежде с лопатами и топорами приближались к Сородичам.
- Уже нет смысла скрываться: мочи их! – сказал Вангуард, передернул затвор и приступил к “зачистке”.
Квотер неумело начал палить по мертвецам. Из-за отдачи он не мог прицелиться, чтобы попасть в голову. Пули дырявили зомби насквозь, некоторые из них падали. Вангуард меткими выстрелами сшибал головы мертвецов, не прерываясь ни на секунду. Один из них подошел к нему со спины. Гангрел во время развернулся и прикладом отбросил зомби в сторону.
Тьму Северного леса озаряли вспышки от выстрелов. Мертвецы издавали леденящие гортанные звуки. Джон отступал под натиском зомби. Поначалу ему понравилось это развлечение, но теперь Квотер понял, что это не игра, а выживание. В узи кончились патроны, и он отбросил его в сторону. Вентру вытащил из-за пояса пистолет и продолжил борьбу. Вангуард тоже пятился: мертвецов было огромное количество. “Откуда они только берутся?!”
Патроны для дробовика кончились. Вангуард закинул его за спину и вытащил два Кольта. Вскоре Сородичи оказались спина к спине в окружении сонма мертвецов.
- Мы не сможем их остановить! – прокричал Квотер.
- Будто я этого не вижу! – зло ответил Вангуард.
“Пора показать им, всю мощь вампиров!” Гангрел убрал пистолеты, а затем использовал Дисциплину Стойкость. Его окутало голубое фосфоресцирующее свечение, защищающее Сородича от большинства ударов. Вангуард вытащил из рукавов длинные кинжалы и ринулся в бой. Орудуя ими с молниеносной скоростью, Гангрел разрубал мертвецов, не давая себя укусить. Вангуард обернулся: Квотера уже не было видно из-за нечисти. Гангрел поспешил на помощь, прорубая себе дорогу сквозь плотное кольцо, образовавшееся вокруг Вентру. На нем уже порвалась одежда.
Вангуард вытащил Квотера из толпы зомби. Джон был в ужасе. Из глубин Северного леса, сквозь километры тьмы до Сородичей донесся протяжный вой, означавший только одно: оборотни приближались.
- Сюда! Живо! – раздался крик со стороны одного из домов.
Гангрел увидел молодого парня в лохмотьях, махавшего им рукой с крыльца. Сородичи побежали в ту сторону. На бегу Вангуард увидел, как с холма прямо к ним неслось с неимоверной скоростью нечто серое и волосатое. Нечто с огромной пастью и жгучими желтыми, полными жажды убийства глазами.
- Быстрее! – заорал Гангрел на Квотера.
Сородичи вбежали в низенький, ветхий домишко, вслед за парнем. Внутри оказалось только одна комната. Парень стоял перед открытым металлическим люком.
- Быстрее! Прыгайте!
Не мешкая, вампиры прыгнули в люк, за ними и их спаситель, быстро закрыв за собой крышку люка. Снаружи раздался пронзительный звук, будто кто-то когтями царапал по металлической крышке люка.
Сородичи стояли в молчании пока все ни смолкло. Только после этого Вангуард убрал кинжалы. Квотер пребывал в шоке, и еще неизвестно когда отойдет. Поэтому Гангрел усадил его на ближайшую низенькую скамейку. Тот безропотно повиновался.
Вангуард оглядел помещение, в котором они оказались: небольшая комната с низким потолком, подпираемым деревянными, казавшимися ненадежными, балками, в левом углу несколько бочек. “Не с водой, разумеется”, - подумал Вангуард. В комнате стоял один огромный шкаф, в котором, видимо, и хранилось все имущество обитателей этого убежища.
- Ты, наверное, Вангуард? – спросил парень.
Только сейчас Гангрел рассмотрел своего спасителя: молодой парень, лет двадцати, с короткими черными волосами, жесткими чертами лица, холодный внимательный взгляд весьма неглупого человека. Под лохмотьями Вангуард заметил пистолет и короткий метательный нож.
- Он самый, - ответил Гангрел. – А ты непохож на Роджера Эштерса.
- Потому что он находится в соседней комнате, я его помощник – Ник.
- Джек сообщил о нашем визите?
- Он самый, - ухмыляясь, ответил Ник. – Удивительно, что вы остались в живых. Я бы давно позвал вас, но мне было интересно: сколько вы продержитесь! Видел я и получше вампиров!
Квотер пробурчал что-то нечленораздельное со скамейки. Вангуарду показалось, что это было какое-то грязное ругательство.
- А я видел и менее наглых упырей, - спокойно сказал Гангрел.
- Не смей унижать меня! – Ник достал свой пистолет – это оказался нехилый Магнум. – То, что я не вампир, не делает меня хуже тебя!
- Еще и гордый, - скалясь, поддразнивал Вангуард.
- Ник! – из другой комнаты донесся голос. – Пропусти его.
Упырь спрятал пистолет и отошел в сторону.
- Проходи, - абсолютно спокойно произнес Ник.
Вангуард остановился рядом с ним.
- Я сужу о людях не по их национальности или виду, а по поступкам. А ты ведешь себя, как упырь, - Гангрел зашел в следующую комнату и прикрыл за собой дверь.
Помещение было залито светом десятков свечей, на полу расстелен красный ковер, на стенах Вангуард заметил картины с изображением святых. Напротив двери на противоположной стене висела картина Мадонны с младенцем. Под ней стоял деревянный крест с распятым Христом. Перед ним в кресле сидел пожилой Сородич.
Эштерс развернул инвалидное кресло и предстал перед Вангуардом. Внешне Роджер Эштерс выглядел на все пятьдесят: лысина на голове, седые волосы по бокам, недлинная борода, лицо, испещренное морщинами, полные печали карие глаза. Вампир был одет в старенький костюм коричневого цвета. Все было нормально, за исключением одного: Сородич был лишен ног по колена.
- Здравствуй, сын мой, - поприветствовал Вангуарда Эштерс.
- Я не твой сын, - коротко ответил Гангрел. – Святой отец – вампир?
Роджер кивнул.
- Улавливаю иронию в твоем голосе.
- Еще бы: ты проклят Богом, как и мы все, а продолжаешь верить в него!
- Я верил в Бога еще до того, как стал Сородичем и верю после. Я считаю это проклятье своим испытанием. За мою веру меня недолюбливали другие вампиры.
- Каин в гробу перевернулся бы, если б узнал о тебе!
Роджер печально улыбнулся.
- Надеюсь, тебя не расстроило поведение Ника?
- Нисколько. Я вижу, он – весьма сообразительный малый, но дерзить готов каждому.
- Не вини его: Джек сделал его моим помощником, в обмен на долголетие, а постоянно находится здесь – участь незавидная.
- Что связывает тебя с Джеком? Он очень серьезно относится к вопросу твоей безопасности.
Роджер по людской привычке устало вздохнул и развернул кресло к Мадонне.
- Однажды я спас Джека, - произнес Эштерс. – Но из-за моего поступка, как ты мог заметить, теперь я не в силах передвигаться без этого кресла. Как я ни пытался разубедить Джека, он упрямо считает себя обязанным мне. Джек всячески помогает мне, когда это требуется, именно поэтому он так печется о моей жизни, хотя я... я бы с легкой душой отправился на тот свет...
- Но?
Роджер снова повернулся к Вангуарду.
- Помнишь события, предшествующие становлению Ленстридж Принцессой?
- Таинственная смерть Ворадора, прежнего Принца и твое необъяснимое исчезновение.
- Не кажется ли тебе странным, что Ленстридж, появившаяся совсем недавно, по отношению к тому времени, так легко смогла добиться власти?
- Она убила своего конкурента Кристофера в честном поединке, - пожал плечами Вангуард, – а Кристофер был очень могущественным Сородичем - это подтверждает ее силу.
- Я знаю, откуда Ленстридж взяла ее, - шепотом произнес Эштерс. – Я видел.
- Что ты видел? – Вангуард не был поклонником Принцессы и был рад услышать что-то, что может помочь свергнуть ее.
- В ту ночь Шериф отправился зачищать логово Шабаша, а Принц остался в башне. Я сидел в комнате охраны и через камеры наблюдал за порядком. Ворадор решил прогуляться по Башне. Он остановился перед окном во внутреннем холле. Внезапно на экране появилось двое вампиров. Это были Ленстридж и Бальтазар...
- Так они с самого начала были заодно! – проскрежетал зубами Гангрел.
- ... Бальтазар с размаху ударил битой Ворадора по голове. Ленстридж использовала дисциплину Присутствие и тоже набросилась на Принца. Когда он вырубился, Ленстридж склонилась над ним и...
- Диаблери! – с нарастающим гневом сказал Вангуард.
- Да. Она выпила его досуха. Все произошло так быстро! Потом они вспомнили о камерах и помчались ко мне, - продолжал рассказ Эштерс. – Я быстро схватил кассету и бежал. Они мчались за мной, даже когда я запрыгнул в машину! Я ехал, куда глаза глядят! Только потом я узнал Северный лес и свернул сюда в деревню Куайтвилль. Они не осмелились преследовать меня здесь или решили, что оборотни сделают все за них...
- Поганые Вентру! – воскликнул Гангрел. – Ненавижу их чертовы заговоры!
- После этого, как ты знаешь, Агниссия победила Кристофера в поединке и стала Принцессой.
- Но почему ты до сих пор не рассказал Сообществу о случившемся?! – изумился Вангуард.
Роджер опустил взгляд.
- Может быть, потому что я не люблю прибегать к насилию, а это обязательно приведет к кровавой резне, - тихо отвечал Эштерс. – А может быть, потому что я – трус. Я ведь мог спасти Принца, если бы не был скован страхом...
- А Джек?
- Ты же знаешь его: Джек никогда не вмешивается в политику...
- Хотя всегда обо всем знает.
Вангуард понял, что Роджер предлагает ему взять кассету и рассказать Сородичам правду, иначе, зачем Эштерс рассказал ему все? “Если это сделаю я... последствия лягут на меня... – Вангуард посмотрел на Эштерса. – Он никогда не сделает этого, чертов святоша! Значит больше некому”.
Гангрел молча, протянул руку. Роджер с радостью избавился от груза ответственности и проблем.
- Теперь то, зачем я явился, - сказал Вангуард.
- Да, Джек говорил о каком-то родословном и артефактах...
Вангуард быстро рассказал события, произошедшие этой ночью.
- Боже мой... – Эштерс был в шоке.
- Что такое?
- Ты сказал, что у Бродяги Книга Высшей Тауматургии, Чаша Безумия, и он взял кровь у Первородного?
- Да.
- Не может быть... я думал, что эта книга потеряна...
- Говори быстрее! Мы и так потратили много времени!
- На свете существует множество артефактов... есть древняя книга, написанная, по слухам, одним из Средневековых Малкавианов, который сумел подчинить себе свой дар и проклятье – свое безумие. В книге он описал все известные ему артефакты, их власть, а также написал об артефактах, которые в комбинациях друг с другом дают неизмеримо большую силу...
- Ближе к делу!
- Однажды, эта книга попала ко мне в руки, еще, когда я служил в церкви. Я читал обо всем этом... и там упоминалось, что с помощью артефактов, собранных Бродягой, можно стать человеком или... – Эштерс вздохнул, - ... или избавить этот мир от вампиров.
- Что?! В смысле мы все станем людьми? – Вангуард был поражен.
- Нет. Очищение священным огнем, - ответил Роджер и, подумав, добавил. – А может это и к лучшему...
- Говори за себя, - резко ответил Вангуард. – Другими словами он в любой момент может нас уничтожить?
- Нет, - произнес Роджер. – Ему осталось найти последнюю комплектующую, без которой невозможно осуществить ритуал.
- Что это?
- Святая вода, - просто ответил Эштерс.
- И только? Да ее...
- Освященная самим Иисусом Христом, - добавил Эштерс.
Вангуард замолчал ненадолго.
- Хм... ну это меняет дело... не так ли?
По взгляду Эштерса Вангуард понял, что все гораздо хуже.
- Ты слышал о Братстве Стриккера? – спросил Роджер.
- Инквизиторы.
- Да. У них есть своя резиденция за городом – небольшой замок, который они сами и построили. Там еще находится Церковь Иоанна Богослова.
- Ни разу там не был, но слышал, что Сородичам дорога туда заказана, - ответил

Сообщение отредактировал deimilorg - May 28 2013, 17:02
Top
Profile Card
+
 
Ответов(1 - 3)
mrKilljoy
post May 28 2013, 04:17
Отправлено #2


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 158
Status: Offline



Э-э-эм...текст оборвался. Стоило бы выложить кусками, наверное.
Top
Profile CardEmail Poster
+
deimilorg
post May 28 2013, 17:01
Отправлено #3


Group Icon

Пол: паркетный

Сообщений: 2
Status: Offline



- Ни разу там не был, но слышал, что Сородичам дорога туда заказана, - ответил Гангрел. – Они хранят у себя воду, освященную Христом?
Роджер коротко кивнул.
- Ты служил в этой церкви, когда был человеком, - догадался Вангуард.
Эштерс снова кивнул.
- Нужно спешить, - Вангуард остановился перед дверью. – Спасибо за помощь.
- Тебе спасибо, - мягко ответил Роджер Эштерс, бывший священник, а ныне один из проклятых Богом.
Почему-то, но Вангуард знал, что больше никогда не встретиться с Эштерсом.
- Уходим, - коротко бросил Гангрел Джону.
Сородичи подошли к лестнице, ведущей на поверхность.
- Не издавай ни звука, - сказал Вангуард Квотеру, - а по моей команде беги к машине так, будто ты - чемпион мира по спринтеру.
Вентру кивнул.
- Ни в коем случае не оборачивайся, - Вангуард поднялся по лестнице и беззвучно приподнял крышку люка.
В доме никого не было. Снаружи царила пугающая тишина, только ветер жалобно завывал. Гангрел осторожно опустил крышку на деревянный пол и подошел к окну. В деревне никого живого не было. Повсюду валялись трупы бывших жителей этого места. Те, которых не убили Сородичи, растерзали оборотни.
Вангуард оглянулся: Квотер тоже выбрался наружу. Ник, не говоря ни слова, закрыл за ними люк. Гангрел жестом подозвал Джона.
- Как можно тише, - прошептал Вангуард, и Сородичи крадучись вышли из домика.
Вампиры, пригнувшись, очень медленно продвигались к машине. В гробовой тишине Сородичи покинули Куайтвилль и сейчас крались по грунтовой дороге к шоссе, где оставили машину.
Чутье Зверя, с которым Вангуард прекрасно ладил, как и все Гангрелы, подсказало о приближающейся опасности. Вангуард быстро обернулся и увидел их. С того же холма к ним неслись оборотни, эти серые машины смерти, не ведающие жалости.
- Беги, мать твою! – скомандовал Вангуард и сам рванул, что есть сил к машине.
Какими бы могущественными Сородичи ни были, сколько бы ни изучали древние искусства, но вампир никогда не сможет победить оборотня в открытом бою. Оборотни – звероподобные монстры, обладающие неизмеримой силой, способные передвигаться быстрее многих автомобилей, были почти неуязвимы к огнестрельному оружию и Дисциплинам. Единственное чего боятся оборотни – это огня.
Вопреки словам Вангуарда Джон обернулся и закричал от ужаса, но побежал еще быстрее. Гангрел усмехнулся: “Страх или парализует нас или дает нам силы”. Сородичи выбежали на шоссе. Вангуард не теряя времени, запрыгнул в автомобиль, завел один из мощнейших двигателей в городе и вдавил педаль газа до упора. В следующую секунду позади раздался пронзительный вой оборотней. Через боковое зеркало Гангрел увидел двух оборотней. Они мчались за машиной, преодолевая десятки метров гигантскими прыжками. Вангуард не чувствовал страха, даже наоборот, звериный инстинкт только добавлял азарта.
- Держи руль и не отпускай педаль газа! – крикнул Вангуард.
Гангрел вытащил из сапога свой главный аргумент с названием Eagle и высунулся из окна. Оборотни, освещаемые красными габаритами, выглядели, как инфернальные твари с огненными глазами. Целиться на огромной скорости в движущиеся мишени довольно непростая задача, а патронов в обойме всего семь.
Вангуард сделал первый выстрел, но промазал. Оборотни приближались. Гангрел снова прицелился и выстрелил. На этот раз пуля не пролетела мимо и раскрасила морду одного из оборотней в красный цвет. Но зверь даже не думал останавливаться. Только яростный рев оглушил Сородичей. Eagle выплюнул еще одну пулю – один из оборотней упал на асфальт и отстал от погони.
Остался еще один, сокращавший расстояние метр за метром. В ушах Вангуарда свистел ветер, что мешало целиться. Гангрел сделал два выстрела, но оба раза промахнулся.
- Веди ровнее! – прокричал он Квотеру, который трясущимися руками изо всех сил пытался удержать руль.
Вангуард сделал еще один выстрел и не поверил своим глазам, когда оборотень за какие-то миллисекунды нырнул вправо, увернувшись от пули. Серая тварь уже почти настигла мустанг. Еще несколько секунд и оборотень достанет смертоносными когтями до машины.
В последний прыжок оборотень вложил все силы и оттолкнулся от асфальта, оставив следы когтей на ровной поверхности. Чувства Гангрела обострились, мир стал нереально четким, время почти остановило свой бег. Вангуард спокойно смотрел, как к машине летит оборотень, и в последний момент выстрелил в единственное уязвимое место этой твари – в глаз.
Казалось, оборотень споткнулся в воздухе и распластался на асфальте. Серая туша зверя осталась далеко позади. Вангуард вглядывался в темноту еще некоторое время, а затем вернулся на место.
- Ты убил его?! – возбужденно спросил Квотер.
- Вряд ли, - спокойно отвечал Вангуард. – Нельзя так легко победить оборотня.
Гангрел посмотрел на Вентру и подумал: “Неплохо держится для первой вылазки в мир тьмы”. Вангуард же решил больше никогда не посещать неприятное место с названием Куайтвилль.
- Куда мы теперь мчимся? – спросил Квотер, через несколько минут.
- Я узнал планы нашего преступника. Или он собирается стать человеком, с помощью артефактов, или уничтожить всех Сородичей.
- Одним махом? Как это возможно? Вы все говорили, что эти артефакты выполняют совершенно разные функции...
- Но вместе способны стереть Сообщество с лица Земли!
Квотер замялся, не зная, что сказать.
- Черт! – наконец выдавил он из себя.
- Это уж точно, - усмехнулся Вангуард. – Но еще не все потеряно: ему осталось заполучить последнюю реликвию – воду, освященную Христом. Именно поэтому мы сейчас едем к церкви Иоанна Богослова.
- Ты хочешь сказать, что Бог на самом деле существует? – удивился Джон.
Вангуард закатил глаза.
- А кто, по-твоему, проклял прародителя вампиров – Каина? Тебе разве никто ничего не говорил о нашем мире?
- Агниссия сказала, что ты мне все объяснишь! – Квотер тоже повысил голос.
- Я тебе не нянька, чтобы все разжевывать, как младенцу! Или ты думаешь, что я буду облизывать тебе зад, на манер Бальтазара?!
- Если Агниссия прикажет – будешь! – эти слова вывели Гангрела из себя.
Квотер даже не успел понять, что произошло – мощнейший удар кулака в челюсть оглушил его, выбив с десяток зубов. Вангуард же, не снижая скорости, открыл дверь со стороны Джона и вытолкнул зарвавшегося Вентру из машины. Квотер упал животом на асфальт и пробороздил несколько метров, содрав всю кожу с лица.
Вангуард закрыл дверь мустанга и, как ни в чем ни бывало, продолжил путь. Его не покидало жгучее ощущение ошибки. Но ярость была сильнее. Да и что теперь переживать по этому поводу? Сделанного не воротишь – глупо жалеть о совершенных поступках, можно только пытаться их исправить, но это потом. Дело все-таки нужно довести до конца.
Через полчаса Вангуард остановил мустанг в сотне метров от каменного забора, окружавшего замок Братства Стриккера. Всю ночь Вангуарда не покидало чувство, что за ним наблюдают, однако, как он ни пытался обнаружить преследователя, ему это не удавалось. То ли это был Носферату с их чертовым Затемнением, то ли существо с очень хорошей маскировкой.
Заглушив двигатель, Гангрел сошел с дороги и стал продвигаться через густой лес. Забор оказался каменной трехметровой стеной. “Не проблема”, – Вангуард легко и бесшумно перемахнул через преграду. Мягко приземлившись на землю, Гангрел стал незаметно пробираться через молчаливый парк, окружавший обитель инквизиторов.
Замок представлял из себя крепость с легким налетом готики в архитектуре, несколько башен с устремившимися ввысь шпилями, огромное здание главного зала, несколько жилых домов из камня и тренировочный двор. Внутренний двор патрулировался несколькими охранниками.
Большинство Инквизиторов – обычные фанатики, поверхностно образованные и тренированные, они вряд ли представляют серьезную угрозу. К тому же, большинство инквизиторов всего лишь смертные, не обладающие сверхъестественными способностями, присущими святым. И лишь некоторые из них обладают достаточной Верой, чтобы оказать достаточное сопротивление или даже ранить проклятого своей святой аурой.
Недостаток Веры простые инквизиторы восполняют неплохим арсеналом от средневековых арбалетов до дробовиков и автоматов. “Протыкающие во имя Господа!” – усмехнулся Гангрел, вспомнив слова Джека. Для такого опытного Сородича, как Вангуард, простые инквизиторы – забава. “Пора подкрепиться!” – хищно подумал вампир.
Гангрел подкараулил одного из стражей, внезапно появился из тени и яростно впился в его шею. Живительная субстанция наполняла Вангуарда безудержной энергией с каждым глотком. Пить кровь для Сородичей также естественно, как для людей есть мясо. Гангрел не стал выпивать смертного досуха и всего лишь погрузил свою жертву в гипнотический сон.
“Теперь можно и повеселиться!” – в Вангуарде говорил хищник. В следующую секунду Сородич выхватил взглядом из темноты крадущийся силуэт возле противоположного дома.
- Бродяга, - хищно улыбнувшись, Вангуард стал красться за Родословным.
Было ясно, что Бродяга продвигался к Главному залу. Неожиданно со стороны тренировочной площадки вышли двое инквизиторов, экипированных в бронежилеты, вооруженные винтовками М-16.
Бродяга не мешкал: прыгнув на одного из них, он быстро перерезал горло несчастного инквизитора. Второй все-таки успел открыть рот и прокричать:
- Тревога!!!
“Ох, щас будет жарко!” – Вангуард перестал скрываться, вытащил кинжалы и ринулся в бой на подоспевших инквизиторов. На Бродягу тоже насели трое святош. Гангрел с легкостью расправился со своими противниками: они хоть и были вооружены самурайскими мечами(очень распространенное оружие против вампиров), но пользоваться ими толком их никто не научил.
Бродяга принял неполную боевую форму, использовав Дисциплину Превращение. Острыми когтями он наносил врагам ужасающие удары, разрывал плоть. Разделавшись с инквизиторами, Родословный ринулся к Главному Залу. Вангуард бежал следом.
Из окна ближайшего дома по Гангрелу открыли огонь из автомата. Вангуард не останавливаясь, вызвал беспощадного Духа себе на подмогу. Призрачный волк прыгнул в окно и через секунду оттуда донесся предсмертный крик инквизитора.
Бродяга с разбегу вышиб входную дверь плечом и скрылся внутри здания. Вангуард выругался, но уже через две секунды тоже был внутри.
Главный зал представлял собою огромное помещение, круглой формы, с высоким потолком. В здании было два этажа, но второй шел только по краю стен, подпираемый гладкими колоннами. Несколько лестниц по бокам. Зал освещали факелы и свечи.
К центру вели несколько дорожек, покрытых красными коврами, между ними стояли деревянные скамьи, столь популярные в католических храмах. Посредине Главного зала стоял мраморный алтарь, на вершине которого возвышалась статуя Великого Инквизитора. В правой руке, поднятой к небу, он держал великолепный крест, украшенный золотом и серебром, а левой рукой он прижал к груди стеклянный сосуд со святой водой.
Перед алтарем Вангуард увидел фигуру в плаще, стоящую на одном колене. Из-за воротника выглядывала рукоять меча. Инквизитор молился. Никаких признаков Бродяги, он будто испарился. Вангуард медленно и осторожно направился к алтарю.
Инквизитор закончил молитву и выпрямился. Это оказался человек двух метров ростом, с внушительной комплектацией. В нем чувствовалась стать, величие и власть. Складывалось ощущение, что из него лился свет его веры. Вангуард понял, что это мощная аура, создаваемая верой.
Стриккер заговорил:
- Я чувствую присутствие Проклятого в моих владениях, - голос был под стать фигуре – низкий и мощный. – Даже двух.
Стриккер медленно повернулся к Вангуарду. Лицо инквизитора покрывали шрамы, оставленные Сородичами, которых он “отправил в ад во имя Господа”. Серые глаза пронизывали насквозь.
- Зачем вы осквернили эту святую землю своим нечестивым присутствием?
- А я думал слухи быстро летят, - ответил Вангуард, взглядом пытаясь найти родословного.
- Да, я слышал о каких-то волнениях в вашем Сообществе. Мои агенты доложили, что среди Проклятых объявился, как вы называете его “родословный”. И что он собирает могущественные артефакты с непонятной целью, - похоже, что вампирские распри только забавляли Стриккера. – И вот вы здесь! – Инквизитор обвел руками Главный Зал. – Пришли за реликвией нашего Братства! Такой наглости еще не было на моем веку!
Бродяга решил воспользоваться моментом и показался из-за колонны на втором этаже. В следующее мгновение он завис в воздухе над Стриккером, приготовив острые когти для смертельного удара, и камнем упал на Инквизитора.
Нарушая законы физики, Стриккер одним неуловимым движением оказался за спиной обрушившегося на пустоту Бродяги. Инквизитор молниеносным движением вытащил катану и сделал выпад. Родословный еле увернулся. В этот момент Вангуард вступил в бой, заставив Стриккера уйти в оборону. Однако Инквизитор воспользовался своей аурой и отбросил Гангрела в сторону и успел помешать Бродяге, добраться до алтаря.
Родословный разозлился и перешёл в контрнаступление, атакуя Стриккера мощнейшими ударами Могущества. Только благодаря ауре Веры Инквизитор сдерживал натиск вампира. Стриккер применил Стремительность и смог рассечь грудь Родословного. Но Бродяга зацепил Инквизитора когтями и распорол ему левую руку.
Освободив путь, Бродяга устремился к алтарю, но на его пути возник Вангуард. Сородичи схлестнулись в яростной драке. Гангрел виртуозно орудовал кинжалами, длиннющие когти-лезвия Бродяги не уступали. К ним подоспел Стриккер, впавший в боевое безумие.
“Неугомонный фанатик!” – только и успел подумать Вангуард: в яростном сражении столкнулись трое соперников. Каждый боролся со всей отдачей, у каждого были свои мотивы и никто не мог отступить. Противники начинали уставать, действие Дисциплин и магических способностей ослабевало: смертельная схватка за святую воду подходила к концу.
Бродяга допустил ошибку и в следующий момент Стриккер проткнул вампира насквозь. Быстро вытащив, меч Инквизитор полностью сосредоточился на Вангуарде. Противники не уступали друг другу ни в силе, ни в мастерстве. Удары наносились быстро без малейших лишних движений, вовремя поставленные блоки, но как бы ни старался Стриккер - он был всего лишь человеком, а людям свойственна усталость.
Гангрел пробил защиту Инквизитора и сильно ранил его в ногу. Стриккер упал, заливая каменный пол кровью. Он смотрел на Гангрела, но в его глазах не было мольбы, позорной просьбы о помиловании – только нестерпимое пламя ярости, огонь веры.
Но Вангуард решил иначе.
- Я не буду тебя убивать, - произнес Гангрел.
- Это ничего не изменит! – сказал, как выплюнул, Инквизитор.
- Я знаю, - Вангуард повернулся к алтарю.
Сосуд со святой водой исчез. “Дьявол!” – Гангрел понесся вслед за Бродягой к черному ходу. Выбежав наружу, Вангуард помчался за родословным по сумрачной аллее, ведущей к храму.
В свете неполной луны громада готического собора угрожающе нависала и казалась ужасающим порождением ночи. Остроконечные шпили упирались в почти черное небо.
Вангуард остановился перед величественными вратами, в виде высокой арки. Гангрел, хоть он и отшельник, не мог не восхищаться архитектурным искусством, а готический собор Братства Стриккера был одним из самых величественных. Немного непонятно зачем такая махина понадобилась Инквизиторам, видимо, Стриккер тоже был неравнодушен к готической архитектуре или же просто был фанатиком до мозга костей.
Гангрел осторожно вошел в собор. Лунный свет лился через множество окон, образуя внутри храма причудливую игру света и тени. Вдоль всего помещения были расставлены скамьи, до самого алтаря. По бокам потолок подпирали величественные колонны. Над алтарем, как обычно висел распятый Иисус. Даже ночью, во тьме силуэт Христа, казалось, испускал свечение.
Бродяги и след простыл. Ни звука, ни шороха. Ни одного движения, выдающего его. Вангуард медленно двинулся между скамеек. Гангрела посетила догадка.
- Ты, наверное, испугался, да? – громко спросил Вангуард.
Голос Сородича эхом отразился от стен.
- К тому же ранен, - Гангрел заметил на полу кровавые следы. – Небось, использовал Затемнение, но плохо развил его! Теперь и с места сдвинуться не можешь, я прав?
Бродяга не поддавался на провокации, но Вангуард знал, что родословный еще здесь.
- Ради чего ты вообще заварил всю эту кашу? Хочешь стать человеком? Или же уничтожить Сородичей?
Откуда-то слева донесся непонятный звук.
- Да, я знаю о твоих планах! – ответил Вангуард на невысказанный вопрос Бродяги.
- И это знание канет в пучину бездны вместе с тобой, - раздался хрипловатый, но сильный голос.
Гангрел обернулся. В нескольких метрах от него по проходу стоял Бродяга. “Что-то в нем изменилось...” – однако Вангуарду было не до того.
- Почему ты так яро хочешь убить нас?
- Проклятые падут – это неизбежно, - вместо ответа произнес родословный. – Бог осудил вас, я же – его десница. Приговор вынесен – я исполню его.
- Ты – один из нас и тоже погибнешь! – Вангуард сделал шаг вперед, указывая на родословного.
- Вы вынудили меня стать таким! – гневно отвечал Бродяга. – Расплата близка! А сейчас настал твой черед! – Родословный выпрыгнул вперед.
Вангуард быстро ушел вправо и наслал рой смертельных насекомых на врага. Родословный снова прыгнул, увернувшись от насекомых, и приземлился за Гангрелом. Усилив свой удар Могуществом, Бродяга отбросил Вангуарда к противоположной стене. Сородич врезался в камень и сполз на пол. Вангуард пришел в себя через секунду и мгновенно оказался на ногах.
Родословный исчез. “Ненавижу эти игры в прятки!” – зло подумал Гангрел, предпочитающий открытый бой.
- Да, ты трус! Мужчины так не дерутся! – крикнул Вангуард, хотя прекрасно понимал, что, играя честно, выжить в мире тьмы очень сложно.
Выйдя из Затемнения, Бродяга поймал Вангуарда и попытался оторвать его голову. Сородичу, обладающему Могуществом – это было вполне под силу. Гангрел перекинул родословного через себя. Бродяга быстро поднялся на ноги. Вангуард применил Дисциплину Превращение и полностью принял боевую форму вампира: на руках и ногах выросли когти-лезвия, кожа преобразилась в темно-коричневый цвет, по всему телу наросли пластины брони, а лицо исказилось, став звероподобным.
Бродяга впал в Кровавое Безумие и два зверя сошлись в битве. Вампиры стремительно нападали, наносили ужасающие удары, с легкостью порвавшие бы человека. Когтями разрывали плоть, впивались клыками. Сородичи разрушали все, что попадалось им на пути. Вангуард отрывал большие куски стен и швырял их в Бродягу. Родословный прыжками уворачивался от опасности.
Окончательно разозлившись, Гангрел набросился на Бродягу и свалил его с ног, прижав к каменному полу. Левой рукой Вангуард удерживал изо всех сил бьющегося вампира. Правой рукой Сородич пронзил родословного и вырвал из его тела давно мертвое сердце.
Тело вампира способно регенерировать и лечить даже самые страшные раны, но у всего есть предел. Бродяга перестал сопротивляться и его тело обмякло.
Вангуард принял облик человека. Неожиданно тело Бродяги подернула серебристая дымка, а затем также стремительно рассеялась, явив Вангуарду мертвого Носферату.
- Сайгон! – с ужасом выдохнул Вангуард.
В этот момент в собор ворвался элитный отряд Сородичей, возглавляемый Бальтазаром. Вампиры недоуменно наблюдали, как Носферату настигла окончательная смерть. Пепел медленно опадал на каменный пол.
- Не хочешь, ли объяснить, что здесь произошло? – угрожающе прорычал Бальтазар.
“Но как они узнали...” – только и успел подумать Вангуард, как из-за спины Вентру вышел Джон Квотер. До Вангуарда наконец-то дошло, кто следил за ним этой ночью. Бальтазар. Как же он не предвидел того, что Ленстридж ни за что не доверила бы своего ненаглядного размазню Вангуарду? Что она обязательно подстрахуется и отправит кого-то следить за ними. Теперь ясно, каким образом они оказались здесь так быстро.
- Я же говорил – он предатель! – выкрикнул Джон. – Посмотрите: он только что убил Сородича, который верно служил Камарилье!
Бальтазар не сводил глаз с Гангрела.
- Где родословный и артефакты? – резко задал вопрос Вентру.
- Он ушел, - спокойно ответил Вангуард, однако, чувствуя, что влип по полной.
- В угоду своих желаний, ты наплевал на все и бросился в погоню за преступником, даже не координируя свои действия с Камарильей! – произнес Бальтазар. – Также Джон рассказал мне, как ты с ним обращался, а это, как ты понимаешь, плохо отзовется на твоей репутации, когда узнает Принцесса.
- Взять под прицел! – скомандовал Бальтазар. – Ты обвиняешься в убийстве одного из Сородичей, невыполнении приказов Принцессы и жестоком обращении с главным помощником Агниссии Ленстридж! Ты сейчас же будешь доставлен в Башню, на суд Принцессы. Будешь сопротивляться, - Бальтазар мрачно улыбнулся, - мы откроем огонь.
Тело Вангуарда было напряжено до предела, готовое к новой битве. Гангрел лихорадочно обдумывал свое положение, но, если он вступит с ними в бой, на него будет объявлена Кровавая Охота. Конечно, если он выживет. Но некоторые раны еще не зажили.
- Хорошо, - Вангуард отдал свое оружие.
На Гангрела надели наручники и посадили в микроавтобус. Весь путь до Башни его держали под прицелом двое Сородичей. Тормознув у черного хода, Сородичи вышли из машин и сопроводили Вангуарда внутрь. Четверым Бальтазар приказал ждать на первом этаже, остальные же на двух лифтах отправились к Ленстридж. Никто толком не знает на каком этаже находится резиденция Принца, а в данном случае Принцессы. Вместо номера этажа на кнопке написаны две буквы “PH”.
Бальтазар все время скалился, поглядывая на Вангуарда. Из Квотера тоже так и перло злорадство. Гангрел осознавал, что попал в весьма непростую ситуацию, однако, стоит немного подождать, чтобы узнать реакцию Ленстридж. Никогда не стоит делать поспешные выводы.
Пройдя через холл, в котором и был убит Ворадор, Бальтазар открыл двери, ведущие в кабинет Ленстридж. Кабинетом это помещение называлось только потому, что Принц всегда работал именно здесь. Помещение же больше напоминало обширный зал. Белые стены, были покрыты огненными и красными узорами. Мягкий свет бра освещал помещение вместе с изящными люстрами, свисавшими с высокого потолка.
Слева из большого камина вырывалось безжалостное пламя. Когда смотришь на него, кажется, что смотришь внутрь пасти ада. Пламя внутри камина бушевало, будто хотело вырваться на свободу и поглотить всех, до кого доберется.
В зале помимо рабочего стола Принца, располагались несколько мягких диванов вокруг низеньких стеклянных столиков, пара красивых стульев с красным бархатным покрытием, видимо, для особых гостей.
Из трех окон открывался чарующий вид на ночной город. Внизу проносились автомобили, беззаботно гуляли псевдовластители Земли, - жизнь не утихала ни на мгновение.
Вангуард, окруженный Сородичами, прошел на середину зала и остановился. Бальтазар встал справа от него, Джон слева. Все ожидали пока, Агниссия Ленстридж уделит им свое внимание.
Принцесса не представляла собой ничего особенного: вполне заурядная женщина, постоянно одевающаяся в бежевый костюм, волосы стянуты на затылке в пучок. Ее выделял лишь холодный расчетливый взгляд. Когда она смотрит на тебя, кажется, будто она просчитывает твою стоимость и выгоду, которую ты можешь принести. Если же она посчитала тебя бесполезным – уходи и не оборачивайся.
С приходом Ленстридж к власти, Сородичи разделились на два лагеря: первые считают, что с началом ее правления сократились стычки с Шабашем и вообще в Сообществе перестали происходить кровавые разборки, столь свойственные вампирам. Другие же считают: спокойно стало, из-за того, что Ленстридж без борьбы отдает Шабашу район за районом, а порой и банально откупается от них. Они говорят, что Сородичей перестали бояться и скоро их ждет вторжение, как Шабаша, так и Квей-джин.(две враждебные фракции вампиров)
Однако никто не смеет ей возразить: одни предпочитают оставаться в тени, другие боятся. В подчинении Ленстридж находится элитное подразделение Бальтазара, в котором служат весьма могущественные вампиры. Также, неизвестно каким образом Ленстридж смогла договориться с Носферату. В Сообществе ходит немало слухов о том, чем она пожертвовала ради этого союза. Носферату никогда не имеют дел с дураками.
Наконец Агниссия перевела взгляд на вошедших. Оглядев Сородичей, она вопросительно посмотрела на Бальтазара.
- Принцесса, к Вам доставлен особо опасный Сородич, - отрапортовал Вентру.
- Я слушаю, - произнесла Ленстридж, посмотрев на Вангуарда.
Гангрел рассказал обо всех событиях этой подзатянувшейся ночи, несколько изменив эпизод с вампиром-священником. На протяжении рассказа лицо Агниссии оставалось беспристрастным. Выслушав его, она снова посмотрела на Бальтазара.
- В чем он обвиняется?
- Как это в чем? – воскликнул Сородич. – Он убил Носферату, упустил преступника с могущественными артефактами, из-за своей жажды славы!
“Ну и придурок!” – подумал Вангуард.
- К тому же он не раз проявлял неуважение к Джону, несколько раз избивал, а потом выбросил его из машины! – Бальтазар высказал свой главный аргумент.
Глаза Ленстридж полыхнули огнем.
- Это правда? – спросила Принцесса, переведя взгляд на Квотера.
Квотер улыбнулся ей.
- Да, - произнес Джон и добавил, - а еще он плохо отзывался о тебе...
- Хорош языком молоть! – оборвал его Вангуард.
Гангрела уже достало все это.
- Кроме нытья от тебя ничего больше не было слышно! Такого ничтожества я еще не видел!
Квотер решил воспользоваться тем, что Вангуард в наручниках, и ударил кулаком Вангуарда по лицу. Гангрел даже не заметил этой пощечины, но Зверь внутри него взял верх.
Вангуард с помощью Могущества освободился от наручников. Никто не ожидал этого. Гангрел не теряя времени, схватил одной рукой Квотера за шею и поднял на полом.
- Вентру, - мрачно улыбнувшись, сказал Вангуард и швырнул Джона в камин.
Бушующее пламя жадно поглотило Квотера. Одежда на нем загорелась, мертвая кожа начала плавиться. У вампиров была врожденная защита от пуль и холодного оружия, но к огню они были также хорошо восприимчивы, как и люди. Квотер закричал в смертельной агонии.
Вампиры нацелили оружие на Вангуарда. Не веря своим глазам, Ленстридж встала и вне себя от ярости прокричала:
- Убить его!!!
Продолжение следует...
Top
Profile Card
+
Егерьспас20
post Jul 27 2013, 06:43
Отправлено #4


Group Icon

Пол: мужской

Сообщений: 41
Status: Offline



Стэтэм уже согласен на роль Вангуарда и ждет не дождется когда снимать начнем
Top
Profile CardEmail Poster
+

 Topic Options
1 чел. читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:
 


Упрощённая версия