Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

Каскадный · Стандартный · [ Линейный ]

> Творчество форумчан, Литература

Sephiroth
post May 9 2005, 21:27
Отправлено #1


Group Icon



Сообщений: 63
Из: Ниблхейм
Status: Offline



Предлагаю в данном топике всем участникам общения на форуме выкладывать свои работы или ссылки на них. Это может быть прозой, стихами, фан фиками, юмором, рисунками, графикой и многим другим, что Вы делали собственноручно. Не обязательно выкладывать что-то сверх гениальное, также можно выкладывать что-то шутя (к примеру, откровенную халтуру или бездарщину), чтобы вместе с автором посмеялись другие.

Тематика топика - мистицизм и мир тьмы.

Так-же, тем, у кого нет ничего, что можно показать другим форумчанам, в данном топике можно просто обсуждать творчество других авторов оставивших свои работы здесь.
Top
Profile Card
+
10 Страницы  1 2 3 > »  
Ответов(1 - 14)
Sephiroth
post May 9 2005, 21:31
Отправлено #2


Group Icon



Сообщений: 63
Из: Ниблхейм
Status: Offline



Эта песня, была спета мной на девичнике, в состоянии полного не стояния :-D

Песня одинокой Носферату.

Бузил шабаш, анархи дрались,
И ночка темная была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь кровать вдвоем трясла.

Спустя часы они вставали.
Совсем помята простыня.
Да не одна она помята,
Помята внешность у меня.

Придет ЛяКра, и тихо скажет:
"Твой сир казнен, но ты жива.
Обряд кровавый душу свяжет,
В вампира ты обращена.
Иди, учишь, живи и властвуй
Но не ходи опять туда..."

Она пришла: его там нету,
Его не будет никогда.
Лицо платком она закрыла
И громко плакать начала:
"Куда ж краса моя девалась?
Кому ж я смертность отдала?"

Бузил шабаш, анархи дрались,
И ночка темная была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь кровать вдвоем трясла...

Слова Sephiroth'а, музыка "Шумел Камыш".
Композитор - народ.
Top
Profile Card
+
Эмилия
post Jun 8 2005, 01:04
Отправлено #3


Group Icon



Сообщений: 299
Из: Лос-Анджелес
Status: Offline



Хм… Вот, собственно, родился сей бред у меня под влиянием… под влиянием… короче, фиг его там знает, под влиянием чего =). Просьба не воспринимать сие творение всерьез… особенно фанаткам Беккета… В роли неонатки – скромнейшая особа по имени… короче, там копирайт проставлен =)))

Один день из жизни принца Лос-Анджелеса, или Не подскажете ли вы, как пройти в библиотеку?.. made by Emiliа (с) =)

Эпиграф: "Дай лапу, Шериф, на счастье мне…"

19.00 – *зевок, треск разлетевшегося вдребезги будильника, кинутого о стену* Что-то поздновато я сегодня проснулся… о Каин, как голова раскалывается… хм… что вчера было? Ах да, званый вечер у Джованни… Как всегда, все закончилось пьянкой. Пил с Андреем… Танцевал с Пишей... Бил морду Родригезу… бил морду Пише… Получил по клыкам от Бруно… кем был доставлен домой, смутно припоминаю… но что в моей кровати делает сапог Шерифа? Странно.
19.02 – При обыске кровати ничего, кроме сапога не обнаружил. Вот и хорошо.
19.03 – Так. Кто опять спер мою любимую зубную щетку с дракончиком? Кто, я спрашиваю? И почему слив унитаза забит волчьей шерстью?! Беккет, я же просил тебя не трогать мою бритву! Надо будет его выгнать в ближайшее время. Живет тут уже два месяца, прикрываясь тем, что якобы исследует саркофаг. Ага. Конечно.
19.05 – Шкаф кто-то снова оставил открытым. Блин, Гэри, червь канализационный, ты опять примерял мой новый пиджак от Армани?
19.06 – Придется одеть старый костюм… а остальное выбросить вместе со шкафом. От него теперь смердит на всю Калифорнию.
19.07 – Ну вот, опять эта неонатка налила мазута мне в тапочки. Надо будет при случае объявить на нее Кровавую охоту… *зевок* Хм, за что? Скажу, что она продалась Квей-Джин. Поверят, куда они денутся…
19.10 – Перекусил на скорую руку. Беккет втихую сожрал годовой запас крови в холодильнике. Не он? А чьи тут тогда отпечатки лап?
19.20 – Проверил электронную почту. Так… Меркурио просит крови, Чанк просит зарплату, Бруно просит саркофаг, Беккет просит Шерифа… совсем оборзел… Неонатка отрапортовала об успешном завершении очередного задания… ладно, Кровавую Охоту пока что отложим ненадолго. Жаннет пригласила на чай… Тереза – на хрен… странно… О, Айзек пишет, что отснял очередную порнуху. Приглашает на премьеру в Азиатский театр… Там какая-то Ималия в главной роли. Не знаю, не слышал…
19.40 – Встретил в коридоре Шерифа. Смотрит преданными глазами, поскуливает. Лапочка…
19.45 – Встретил Чанка. Тот сказал, что ко мне ломился какой-то Грюнфельд Бах, орал что-то о демонах, тварях, крыльях Люцифера… Я посоветовал Чанку в следующий раз вызвать скорую. Подумав, добавил, что если ему попадется некий субъект в плаще, со спутанными волосами и красными с перепою глазами, пусть и ему скорую вызовет. Так, конечно, Беккета не выкурить, но хоть немного от него отдохну.
19.57 – Звонил Андрей, просил вернуть его любимую собачку. Никакой собачки я не помню. Спросил, как она выглядит. Андрей сказал, что у нее всего две лапки, и отзывается она на кличку Тузик. При случае посмотрю.
20.05 – В кабинет ввалился Родригез с гранатометом, натоптал на ковре грязными ботинками. Шериф выбросил его в окно. И правильно, нефиг, этот ковер мне любимая бабушка дарила в восемнадцатом веке.
20.15 – Ну вот, только мы с Шерифом наедине остались, как приперлась эта неонатка, кол ей в задницу. Заявила, что хочет денег и новую квартиру в центре. Пришлось ей это все пообещать, иначе не отстала бы.
21.00 – Беккет пригласил сюда ВиВи. Они доели всю кровь из холодильника и заперлись в моей комнате. Спустя двадцать минут в окно влез Митник, поставил скрытые камеры и исчез. Интересно, зачем? На телевидение такое не пошлешь, у них шок будет с летальным исходом. Наверное, делает любительские записи для Гэри. Или материал для нового фильма, который Айзек с Андреем вместе снять хотят. Думаю, это будет интересно.
21.25 – Надо будет все же попросить у Митника копию. Для домашней видеотеки.
21.26 – Снова ввалился Родригез. Наступил на лапу… ногу Шерифу. Шериф рассердился и выбросил его в окно.
21.28 – Слушаю отдаленные маты Родригеза и думаю: а не объявить ли на него Кровавую Охоту? Для профилактики.
21.30 – Приходил Алистер Граут. Сказал, что он знает кое-что обо мне и Шерифе, и если я ему денег не дам, эти грязные тайны тайнами больше не будут. Пинками выгнал шантажиста, позвонил Минг Жао.
22.00 – Минг Жао полчаса трепалась о том, какую она классную помаду купила. Попросил ее позаботиться о Грауте как следует.
22.05 – Чанк принес счета за телефон.
22.06 – Прочел.
22.07 – Упал в обморок.
22.10 – Шериф сделал мне искусственное дыхание. Я ему сказал, что я уже лет триста как не дышу.
22.20 – Шериф, осмыслив сказанное, кивнул.
22.21 – Снова просмотрел счета.
22.22 – Упал в обморок.
22.25 – Очнулся.
22.26 – Какой "секс по телефону"?!
22.27 – БЕККЕТ!!!
22.28 – Сколько Беккета не корми, а он все равно сволочью останется…
22.29 – Отдал Чанку счета за телефон, сказал, что если он встретит некоего субъекта в плаще, со спутанными волосами и красными с перепою глазами, пусть сначала заставит его счета оплатить, а затем уж скорую вызывает.
22.30 – Позвонила Минг Жао, полчаса трепалась о новых туфельках. Затем сказала, что о Грауте она заботится надлежащим образом. Кормит, поит, вычесывает и выгуливает. Хм. Надо попросить у Бруно какую-нибудь книгу о женской логике и почитать на досуге.
23.00 – Отослал Меркурио немного крови. Сказал Чанку, что повышаю ему зарплату, но денег так и не дал. Чанк обрадовался.
23.05 – Столкнулся в коридоре с ВиВи, слегка прибалдевшей. Она прошла мимо, в чулках наизнанку, напевая "Подмосковные вечера", меня даже не заметила. Хм, похоже, моя неонатка опять подсыпала чего-то в кровь из холодильника.
23.06 – Споткнулся о сапоги Беккета, испортил костюмчик о выпачканный Родригезом ковер.
23.07 – Горько рыдал.
23.10 – На мои вопли явился Шериф и попросил не мучить котенка, ибо братья наши меньшие – друзья наши. Я сказал, что котят не ем, так как шерсть в зубах застревает.
23.30 – Шериф, осмыслив сказанное, кивнул и удалился.
23.40 – Проверил почту. Меркурио просит нормальной крови, потому что от этой его выворачивает. Жаннет снова пригласила на кружечку коньяку. Ответил ей, что коньяк не пью. Тереза в том же письме снова послала меня на хрен. Хрен я тоже не пью.
23.58 – Наткнулся в коридоре на опергруппу Шабашитов, дружно нюхающих углы и орущих: "Тузик, кис-кис!" Один из Шабашитов понюхал сапоги Беккета и тут же пережил окончательную смерть.
00.00 – Спустился в холл проверить, что там за шум. Оказалось, Чанк вызвал бригаду скорой помощи и обмывал с ними повышение зарплаты.
00.04 – Звонила Минг Жао. Минут сорок рассказывала, что купила Грауту кошачий наполнитель для туалета и милый розовый бантик. Еще десять минут говорила, что на бантик ей дали пятипроцентную скидку.
00.54 – Схожу за литературой о женской логике в библиотеку на днях…
00.55 – Чанк вызвал вторую бригаду скорой помощи и проституток. В холле невыносимо шумно.
00.58 – Приперся Родригез, принес огнемет и огрел им Шерифа по голове. После огрева… обогрева у Шерифа немного попортилась прическа, а у Родригеза – конечности.
01.10 – Вдоволь налюбовавшись из окна матерящейся небритой лепешкой на асфальте внизу, отправился на премьеру новой порнухи Абрамса.
01.12 – Был сбит с ног и с толку бегущим куда-то Беккетом, который на ходу натягивал сапоги. Кажется, он спешит в холл… Вторая бригада скорой помощи должна быть уже там.
01.20 – Таксист, накурившись, двадцать минут повторял "Where to?" и глупо хихикал.
01.56 – На входе в Азиатский театр какая-то гаргулья содрала с меня двести баксов за билет, еще пятьдесят на чай, водку и закуску. Затем заявила, что премьера фильма будет через неделю, обозвала меня кретином и посоветовала убираться подальше. Пытался разъяснить ей свою точку зрения, но получил каменной лапой пощечину.
02.30 – Очнулся.
02.31 – Еще раз очнулся.
02.32 – Очнулся окончательно.
02.33 – Надо было брать с собой Шерифа.
02.40 – Заскочил в "Везувий", чтобы выпить бокальчик кровяной настоечки и прийти в себя.
03.30 – Пришел в себя на пятьсот баксов.
03.45 – Увидел, как Штраусс лобызается с гаргульей, моментально протрезвел. И от Тремеров бывает польза…
04.00 – Вернулся домой.
04.01 – Увидел в холле на столе Чанка танцующего Беккета, протрезвел окончательно.
04.05 – Увидел под столом нажравшегося Родригеза в обнимку с гранатометом и медсестрой из второй бригады. Кажется, скорую помощь пора вызывать мне.
04.08 – Звонила Минг Жао, предлагала руку и сердце. Шериф стоял рядом и слушал, так что пришлось отказаться.
04.15 – Звонила моя неонатка, предлагала почки и печень Минг Жао всего за восемьсот баксов и новый байк.
04.20 – Звонил Гэри, предлагал постер с изображением почек и печени Минг Жао. Просил в обмен выдать за него замуж мою неонатку.
04.25 – Звонил Граут, лаял и скулил, потом попросил к Хеллоуину новую мисочку для "Вискаса" и ошейник с заклепками. Грозился тем, что расскажет всем про меня и Шерифа, если мисочки не будет. Сказал ему, что мисочку ему купит Минг Жао. Граут ответил, что Минг Жао лежит в обмороке после того, как я ей отказал, а Хенгиекай делает ей искусственное дыхание. Митник с камерой уже там. А я-то думал, откуда Абрамс берет сюжеты для своей порнухи…
04.40 – Спустился в холл.
04.41 – Спустился в обморок. То есть упал…
04.42 – На столе Беккет танцует с вдрызг пьяным Бахом, горланя гнусаво "Лёлик, солнце!". Чанка уже увезла первая бригада скорой помощи, которая к тому времени успела протрезветь.
04.50 – Очнулся в кабинете, в то время как Шериф делал мне искусственное дыхание. За пять минут припершаяся неонатка устроила целую фотосессию, фотографируя нас с Шерифом в разных ракурсах. Увидев, что я очнулся, она тут же затребовала новый черненький Феррари и усадьбу на Беверли-Хиллз в обмен на молчание и вообще за красивые глазки. Пообещал, лишь бы она отстала.
05.00 – Звонила Минг Жао, причитала о том, что я разбил ей сердце. Почки и печень, как ни странно, тоже. Так что теперь надо взять у Гэри постер. Эксклюзив все-таки. Как раз от неонатки избавлюсь.
05.10 – Беккет перешел теперь на репертуар Верки Сердючки и танцует в обнимку с Бахом медленный танец, напевая "Нихто мене не любить, нихто не приласкает".
05.12 – Родригез доел медсестру, попрощался с лифтом и настольной лампой и ушел.
05.15 – Явился Штраусс, просил никому не рассказывать о том, что я сегодня видел. Послал Штраусса на хрен. К Терезе.
05.25 – Звонила Минг Жао. Радостно рассказывала целый час о том, что Граут уже научился отлично выполнять команду "Апорт!". А еще "Рамблер!", "Яндекс!", "Яху!" и "Альтависта!". Послал Минг Жао к Терезе.
06.25 – Примчалась неонатка и потребовала виллу на Карибах. Послал и неонатку к Терезе. Неонатка сказала, что Тереза сейчас занята. Потому что Жаннет решила навестить старичка Танга. И навещает его уже второй день.
06.30 – Беккет и Бах бегают по холлу паровозиком и счастливо поют "Нас не догонят!". В обморок падать не буду. Ниже падать уже некуда.
06.35 – Позвонила Минг Жао, сказала, что Граут плохой, потому что он нагадил на ковер в Золотом Храме и порвал новые туфли.
06.40 – Вышел на улицу проветриться, покурить.
06.45 – Побеседовал со знаком "Стоп". Знак сказал мне, что я не курю.
06.56 – Поиграл со знаком в города, домино и "Кто хочет стать миллионером?"
07.20 – Пожелав знаку доброго здоровья и спокойной ночи, вернулся в Башню Вентру.
07.21 – Вторую бригаду скорой помощи увезла третья. Беккет, перебрав весь репертуар Пугачевой и Мэрилина Мэнсона, перешел на "Ленинград". Неонатку застал сидящей в углу и тщательно конспектирующей цитаты из песен. Все, хватит с меня. Отправляюсь спать.
07.25 – В лифте катается Бах и накурившийся таксист. Таксист спросил, как всегда "Where to?", я ответил, что в пентхаус. Таксист долго тыкал кнопки лифта и радостно хихикал.
07.35 – Застал в своей постели ВиВи в малиновом галстуке и Родригеза в моей любимой пижаме с медведями. Позвал Шерифа.
07.36 – Споткнулся о что-то с двумя лапками и ошейником с надписью "Тузик" большими буквами и припиской мелким почерком моей неонатки "Наконец-то ты сдох, скотина! С любовью, Эм." Из задницы у Тузика торчит моя зубная щетка. Надо будет позвонить Андрею.
07.40 – Шериф спел мне колыбельную. Ладно, мне-то с Фортитудой от его серенад фиг что будет, а вот сдохших аквариумных рыбок жалко.
07.45 – Заглянул таксист, спросил, как пройти в библиотеку.
07.46 – Заглянула неонатка, пожелала спокойной ночи. Что-то мне не понравилось выражение ее милой ро… лица.
07.50 – Чанк вернулся в гипсе из больницы, отдал мне счета за проституток и услуги трех бригад скорой помощи.
07.55 – Шериф сделал мне искусственное дыхание.
07.57 – Неонатка хочет замок в Великобритании и замуж за Киану Ривза, а Митник – постер с изображением печени и почек Минг Жао.
07.58 – Послал всех к Терезе и под вопли Беккета "Не оставляй меня, любиииимый!" уснул.
Top
Profile Card
+
LaCroix
post Jun 8 2005, 13:26
Отправлено #4


Group Icon



Сообщений: 61
Status: Offline



Ладна..... все.
Выкладываю идиотский из самых идиотских фанфиков в мире.
>_< Пинайте.

-----------------------
Мобльный телефон в кармане тихо позвонил. "Так.. сообщение от моих агентов.. Что?.." Я удивленно наклонился к экрану. "Склад Саббатов уничтожен?!"
Закинув ногу на ногу, я откинулся на спинку кресла и посмотрел в потолок. "Хм... Мне казалось, он будет совершенно бесполезен... похоже, я ошибался. Думаю, этот Новооброщенный пригодится мне."
Внезапно Шериф поднял голову и напряженно посмотрел на дверь.
Да.. он уже здесь. Я тоже ощутил присутствие Новоообращенного. Его создательница была очень сильной Вентру... однако, она несколько просчиталась, когда пыталась плести сети против меня, и думала, что я ей это не припомню. Власть... никто не получит мою власть, для этого я сделаю все возможное.
Он появился в дверях, уверенно прошел по приемной, и, остановившись, наклонил голову в знак приветствия.
- Принц Лакруа, сэр...
Хм.. примерно такого же роста, как и я, может, чуть повыше, одетый в светло-серое... Говорят, мы с ним очень похожи.
- Я слышал, вы уничтожили склад. Верно?
- Да, это так.
Странно... при разговоре он смотрит в сторону. Я поймал его взгляд, но он быстро отвел глаза. Я успел уловить в его взгляде... Хм.. страх? Он меня боится.
- Превосходно. Я надеюсь, вы и дальше готовы работать на меня.
- Конечно, сэр!
- Отлично. Напомните мне.. как ваше имя?
- Донован... Джеймс Донован.
- Хорошо. Итак, мистер Донован, я очень доволен вашей работой, и у меня есть еще одно задание для вас.
Новооброщенный впервые за весь разговор поднял голову, и радостно-удивленно посмотрел на меня. А он забавный, этот молоденький Вентру. Надо бы как-нибудь научить его правильному поведению... не годится такой детский взгляд для Вентру, пусть и молоденького.
- Итак... Вы должны незаметно пробраться на корабль Элизабет Дейн, который был недавно найден в море без команды. Я хочу, чтобы вы узнали о том, что случилось с командой, и о грузе, который они везут.
- О грузе?
- Да. Дело в том, что на корабле находится древний артефакт, саркофаг Анкаран. Узнайте побольше об этом саркофаге, только ни при каких обстоятельствах не открывайте его. Понятно?
- Да, сэр... Э...м... я недавно встретил Найнса Родригеза... Он попросил зайти к нему в клуб Last Round. Я очень хотел спросить... - он запнулся. - Ведь Найнс, он был на суде... я помню. Эти анархисты... кто они?
O mon dieu! Что же это за Дитя такое, всемогущий Каин его разрази! Похоже, он все понял. Да, если бы не этот так называемый "принц мятежников" то молоденький Вентру отправился бы в преисподнюю вслед за его создательницей. Ну, ничего... я найду способ избавиться от этого всеми обожаемого Найнса Родригеза! Будь он трижды проклят, чертов Бруджа! Теперь это дитя дважды обязано ему жизнью.
Ярость закипала во мне, но я ответил спокойным ровным голосом.
- Анархисты.. хм... это оппозиция Камариллы. Они не принимают наших законов, и хотят жить так, как им нравится. Однако, я очень надеюсь, вы, будучи благоразумным, понимаете, что это приведет к неизбежному разрушению Маскарада. Камарилла существовала веками, обеспечивая Kindred защиту и покровительство. Без нее люди непременно уничтожат нас.
Новообращенный кивнул.
- А теперь идите... и передайте мой привет мистеру Родригезу. - я все же не смог сдержать язвительной ухмылки. - Затем немедленно отправляйтесь на Дейн.
- Есть, сэр!
Юный Вентру удалился. Я посмотрел на наручные часы. О! Я опоздал на встречу с Куей-Джин.
Собираясь уходить, я накинул длинный черный плащ (хоть вампиры и мертвые, но тоже не могут жить без тепла), и вдруг почувствовал на себе взгляд Шерифа, который решил загородить дверной проход своей массивной фигурой. Он был недоволен. Я спокойно застегнул все пуговицы, и только тогда резко повернулся к нему.
- Перестань! Что ты себе позволяешь?!
Я тяжело вздохнул.
- Я знаю, что тебя беспокоит. Куей-джины демоны, будь они трижды прокляты! Ты думаешь, я не желаю их смерти?! Но мне просто необходимо с ней встретиться. От этого зависит... очень многое!
Шериф нахмурился, но отошел от двери.
- Вот и отлично. И запомни: впредь даже не пытайся мне указывать!
Шериф не показал вида, но я знал, что он почувствовал себя виноватым.
Мой Шериф никогда не разговаривает, и все удивляются, каким образом я нахожу с ним общий язык. Мне не составляет труда улавливать его эмоции, обрывки мыслей. А он отлично понимает все, что я ему говорю.
Только я знаю его полное имя, только я могу им управлять.
О том, каким именно образом я его нашел, и почему он так предан мне, я не буду распространяться.
Скажу только одно... Меня многие подозревают меня в кровавых махинациях, противоречащих законам Камариллы, и на это есть основания. Однако все, кому удалось собрать на меня компромат, уже не живут на этом свете. В том числе и Хозяйка этого молодого Вентру.
Двери лифта открылись на первом этаже. Толстый, добродушный офицер Чанк, увидев меня, улыбнулся.
- А, мистер Лакруа!... наверно, собираетесь на какую-нибудь важную встречу?
- Конечно.
- Тогда... э.. удачи вам.
- Спасибо, офицер Чанк.
Офицер еще что-то пробормотал себе под нос, как всегда.
Мы с Шерифом сели в машину и поехали к парку, где - на нейтральной территории - у меня была назначена встреча лидером Куей-Джин, Минг Ксиао.
Минг Ксиао уже ждала меня. Высокая, очень худая азиатка с глазами неестественного зелено-синего цвета. Что-то в ее позе, в осанке напоминало... Вентру.
С самой первой секунды она мне пр-росто жутко не понравилась. Не сомневаюсь, что это отвращение взаимно...
Она была вроде бы одна, однако неподалеку в листве высокого дерева блеснуло дуло снайперской винтовки, а в кустах сзади Минг спрятались еще двое Куей-джин.
Понятно... она заранее задумала, чтобы я заметил нескольких, чтобы показать, что у нее есть козыри в рукаве.
Но их здесь больше, гораздо больше.
Так... мне это уже не нравится. Проклятье! Я не мог взять с собой никого кроме Шерифа, т.к. мне не нужны лишние свидетели, и она это отлично понимает.
Однако если я кого-то не заметил, Шериф никого не пропустил. В этом я не сомневаюсь. В любом случае, вряд ли даже при самом неблагополучном исходе они смогут с ним справиться.
- Себастьян Лакруа, принц Камариллы Лос-Анджелеса... вы опоздали.
В ее голосе было что-то угрожающее. Я почувствовал, как мне на плечо легла тяжелая ладонь Шерифа, и он начал входить в боевой транс. O mon dieu!!! Он что, решил умереть геройской смертью, защищая меня?! Да что с ним такое сегодня?! "ДЕРЖАТЬ СЕБЯ В РУКАХ!!!" - мысленный приказ, как удар хлыста. Шериф успокоился, и опять почувствовал себя виноватым. У него что, аллергия на Куей-джин?
- Я приношу свои извинения, мисс Ксиао. У меня были неотложные дела, которые заставили задержаться.
- Извинения приняты, Киндред.
Еще раз она МЕНЯ так назовет...
Минг Ксиао продолжила.
- Говорят, что между нашими народами идет война. Однако это не совсем так. У нас часто бывают разногласия, да... Вся проблема... в разнице в нашей природе. - Пафосные, напыщенные речи, произносимые сладким голоском. - Но давайте говорить конкретно об этом городе. Здесь Куей-джин сталкивались только с Анархами из Киндред. Однако я надеюсь, что лидер Камариллы окажется гораздо благоразумнее кучки мятежников.
На что эта мразь намекает?! Да я сейчас...
Спокойно Себастьян, спокойно. Ты же знаешь, КТО в конце концов будет смеяться последним.
Ну что ж...
Хо-ро-шо... Я начну первым.
- Да, я отлично понимаю вас... Вам, как и мне не нужны лишние конфликты, не правда ли? - сказал я ровным, доброжелательным голосом.
- Вот именно, Киндред. Вы правильно поняли.
Да... что она привязалась этому слову?!
- Прекрасно. В таком случае, давайте сразу перейдем к делу. Я хочу предложить союз между Куей-Джин и Камариллой.
- Хм.. - она задумалась. - Мне нравится эта мысль, но давайте сначала оговорим условия.
- Прекрасно. Начинайте.
Мы долго обсуждали все малейшие аспекты и тонкости условий нашего договора, и, наконец...
- Что ж, теперь, когда договор составлен... - начал я.
- Союз будет заключен.
Она пожала мне руку. Ее рука была холодной и... скользкой, как плавник. А может, мне это только показалось. Напоследок мы с Минг Ксиао еще обменялись красивыми, но бессмысленными репликами, и мы с Шерифом (который уже весь извелся за время нашего разговора) вернулись к машине. Минг и ее свита как будто растворились в воздухе.
* * *
Это какая-то сумасшедшая неделя. Все буквально валится у меня из рук.
В моей приемной столпилась кучка бизнесменов. Я посмотрел на них совершенно пустыми глазами, мучительно пытаясь вспомнить, что же именно я сейчас собирался сказать.
Хм... Каждый раз, когда имеешь дело со смертными, так велик соблазн устроить им всем Варфоломеевскую ночь. Однако.. я как никто другой понимаю важность Маскарада.
Внезапно мне позвонили на мобильник.
Это Офицер Чанк...
- Мистер Лакруа, к вам еще какие-то господа.
Что?! Кого еще несет? Ах да, точно... Тьфу ты! Старейшины кланов. Только их не хватало.
- Пропустите! - раздраженно рявкнул я в трубку.
- Все свободны! Я вышлю вам все на е-мейл.
Что именно я им вышлю?..
А, какая разница.
Бизнесмены ушли, и почти сразу в мой офис ввалились Старейшины.
Они рассказали, что Малкавианский старейшина пропал. (Ну, и заодно, конечно же, не забыли высказать претензии.)
Ох уж эти бестолковые Малкавианы!!! И что на этот раз Алистер Граут устроил? Наверное, совсем спятил на старости лет.
Я произнес долгую речь по этому и другим поводам, и наконец выпроводил Старейшин за дверь.
В этом момент в приемную вошел молоденький Вентру.
О всемогущий Каин... когда же мне дадут отдохнуть...
- У меня нет времени на длинный рассказ, дайте мне краткие ответы.
- На Дейн все погибли, там все стены в крови...
- А что с саркофагом Анкаран? - в моем голосе проскользнуло волнение. Ах черт, теряю форму...
- Такое чувство, как будто он был открыт изнутри.
ЧТО?! Как... Нет, не может быть такого. Иначе бы Геенна уже началась... Чушь собачья.
- Давайте не будем делать поспешных выводов. Предоставьте мне бумаги и доказательства, я разберусь с этим позже...
Я вздохнул.
- У меня есть еще одно задание для вас, Джеймс. Вы заметили при входе толпу вампиров. Это Старейшины кланов... Дело в том, что малковианский старейшина, Алистер Граут, пропал или разучился подходить к телефону. Я хочу, чтобы вы пошли в его дом и нашли его... и обыщите там все хорошенько, он в последнее время страдал параноей, так что я не уверен, что он не спрячется под кроватью.
- Конечно. Это все? - в его голосе воодушевление, как мне это нравится... Ну неужели нашелся хоть кто-то, с кем мне будет приятно иметь дело?..
- Мне нравится ваше поведение... продолжайте в том же духе.
- Спасибо, сэр!
- Отправляйтесь завтра, зразу же... И не возвращайтесь, пока мы не услышим о Грауте.
Молоденький Вентру убежал.
- Mon Dieu, как же мне все это надоело!.
Я уронил голову на руки.
Надоело...
Ну почему все думают только о себе... Претензии, претензии, претензии...
Побыли бы хоть раз в моей шкуре!..
И ведь не скажешь им, что я уже просто чертовски устал, и катись они куда подальше...
Ладно... еще час до рассвета, успею просмотреть бумаги, которые Джеймс принес...

* * *

- Анкаран Саркофаг, - сказал Носферату, - будет сегодня ночью перевезен в музей Лос-Анджелеса для тщательного исследования.
- Прекрасно. Спасибо за информацию... Хм, а теперь... я хочу знать, продолжает ли дитя-Вентру по имени Джеймс Донован поддерживать контакт с анархистами, и, в особенности, с Найнсом Родригезом.
- Будет сделано.
Носферату удалился. Я хочу знать, чем занимается наш молоденький Вентру. Похоже, он начинает значить больше, чем простая пешка! Наверное, забрать саркофаг я доверю именно ему.
Мой мобильник опять позвонил. Что, у меня дежа вю?..
- Да?
- Э.. мистер Лакруа, к вам тут один господин..
- ??? Ну, и?! Спросите хотя бы его имя.
- Он говорит.. как его.. Ах да, точно... Беккет.
- Беккет??? Пропустите, немедленно!
Ну надо же...
Беккет, Одинокий Волк, Гангрел - легенда среди Киндред.
Говорят, он приносит с собой беду. Я, конечно же, не верю в эти бредни.
Он не подчиняется никому, и ни во что не вмешивается. Все, что его интересует - это знания.
Никто не знает о вампирах так много, как он.
Он, несомненно, выдающаяся личность.
Мы уже встречались с ним раньше. Это было... так давно.
Беккет вошел в мою приемную. Не очень высокий, необычной внешности мужчина с длинными темными волосами, в очках, одетый в походную одежду. Как всегда мудрый и спокойный.
- Приветствую вас, Беккет. - я улыбнулся. - Рад, что вы чтете традиции Камариллы и сообщаете о присутствии в моем городе.
- Естественно. - глуховатый, глубокий голос, как всегда полный легкой иронии. Медленная, четкая речь. - А, кстати... Вы очень изменились, Себастьян.
- Э...м... спасибо... - в полном замешательстве пробормотал я.
Это о чем он, интересно? Беккет ничего не говорит просто так, чтобы ляпнуть.
- Итак... Вы же знаете, у меня всегда много дел... - загадочная ухмылка и ироничный взгляд гипнотических красно-оранжевых глаз с вертикальными зрачками.
- Да, конечно. Э.. Беккет, постойте! В скором времени вы мне можете понадобиться.
- Ну тогда, я думаю, вы знаете, где меня найти.
- Да, знаю... Теперь вы можете идти. До свиданья...
Как всегда иронично улыбаясь, он ответил легким кивком головы и удалился.
Я вздохнул.
Беккет...
Каждый раз находясь рядом с ним я начинаю чувствовать себя глупым мальчишкой...
Ммм... Интересно, куда же запропастился Джеймс?..
(и.. пошла полная отсебятина и бредняк)
Посыльный вурдалак передал мне какую-то папку, затем поклонился и вышел вон.
Итак... сведения от Носферату.
"...сообщаю вам, что новообращенный поддерживает постоянный контакт с анархистами, разбирается для Дамсел проблемой чумы в городе, особенно тесно общается с Джеком и Родригезом..."
Я разорвал распечатки на мелкие клочки.
Ах вот как?!
Ну все. Мне надоело.
ХВАТИТ.

* * *

Джеймс вернулся, испуганный, весь в саже и в обгоревшей одежде.
- Себастьян, сэр...!!!
- Что случилось?
- Граут... Граут мертв!!!
- ЧТО?!
- Этот Бэч, он кто?... Он там все поджег, я еле выбрался!
Ну, теперь все понятно. Однако... Джеймс оказывается все более и более полезным. Он ушел от Бэча, спасся от огня. Ее кровь в нем... такая сильная. Я не могу его просто так упустить.
- Значит, Бэч убил Граута, чтобы добраться до меня...
- Нет... не совсем так...
- Перестань молоть чепуху. Бэч - охотник, с детства натренированный, чтобы выслеживать и уничтожать таких как мы. У меня с ним старые счеты... Кто еще мог?..
- Я... хотел сказать, хм... Граут был мертв, когда Бэч пришел...
Я удивленно приподнял одну бровь.
- Продолжай...
- В общем. я видел Найнса Родригеза, у входа в особняк...
Стоп... я не ослышался?... Всемогущий Каин... Позволь мне продлить это мгновение! Неужели?! Ну неужели так просто?!! Фортуна стала ко мне благосклонна!!! Родригез дал мне такую возможность! О да, теперь я его точно уничтожу!!!
Однако... у меня могут возникнуть серьезные проблемы с анархами... Очень серьезные. Ничего, справлюсь. Если надо будет... перебью их всех к чертям собачьим.
Шериф-то, конечно, знает мои мысли...
Но не надо забывать о маске добропорядочности для этого молоденького Вентру.
- Подожди... Ты уверен, что это был Родригез?
- Да, сэр... Теперь... теперь вы его казните, да?... Это значит... что я... что я его предал...
Какая боль в этом голосе...
Во мне закипала ярость.
Да, я все знаю... Ты все еще предан ему, Новообращенный? Ведь ты умный, ты все понял уже давно. Никак не можешь забыть, что он спас твою шкурку дважды?
К тому же, ты все еще общаешься с этим наваждением по имени Джек, и помогаешь чертовой анархистке разрешать ее проблемы? Будучи Вентру, высшим созданием, выслушиваешь жалкое нытье этих бунтующих Бруджей каждый день?
И одновременно ты предан мне. Ты относишься ко мне, как к своему собственному Создателю, бедное брошенное Дитя.
Ведь это не дает тебе покоя? Тебе приходится разрываться на части, между мной и Найнсом, не так ли?
Ничего. Я про себя усмехнулся. Теперь я уже точно вижу твою значимость.
И я сделаю так, чтобы ты навеки забыл и о Родригезе, и о Джеке, и о Дамсел...
И об этом проклятом Тремере, который постоянно ставит мне палки в колеса, но обладает слишком большим влиянием в Камарилле, чтобы так просто от него избавиться...
Тебе уже будет наплевать, потому что ты больше не будешь собой, не будешь свободным созданием.
Ты станешь моим... навеки.
- Скорее всего, Джеймс. Извини, я должен защищать наши законы, это моя прямая обязанность.
- Я... я все понимаю.
- Теперь можешь идти. Ближе к ночи у меня будет еще одно задание для тебя.

* * *

Красивая квартирка в Скайлайн апартментс, маленьком, уютном шестиэтажном здании, мой подарок этому Новообращенному Вентру. Конечно же, у меня есть запасной ключ. Я поправил сумку на плече, в которой лежал деревянный кол, кинжал и другие ритуальные предметы. Только открыв дверь, я почувствовал опасность. Я осторожно прошел в прихожую, и тут же сзади раздался щелчок закрываемый двери. Я резко повернулся и посмотрел в глаза собиравшемуся напасть на меня созданию. Это была приятной внешности девушка-вурдалачка лет восемнадцати, в руках она сжимала большой кухонный нож.
- Отдай это мне.
Девочка с виноватым видом протянула мне нож.
- Извините... просто вы вошли, и я подумала...
- Ничего страшного.
- Кто вы?
- Я... хм... прямое начальство твоего хозяина.
Девочка опешила.
- Вы Себастьян Лакруа, из той высокой башни, да?
Не нравится это мне. Он что, всех своих гулей посвящает в тонкости своего труда?
- Да.
- Я много слышала о вас от Хозяина. Он часто говорит, что служить вам - это огромная честь. Однажды он пришел домой такой счастливый, только потому что вы похвалили его... - девочка улыбнулась.
Хм... Так. Фортуна, королева изменчивости, похоже ты и правда меня любишь!
Возможно, мне вообще не придется производить над ним насильственных действий!
Я скинул пальто, отдал его девочке и прошел в гостиную, и кинул сумку на тумбочку.
Звук открываемой двери.
Только дверь успела открыться, как девчонка-гуль сразу бросилась Новообращенному на шею. Он обнял ее за талию и улыбнулся.
- Джеймс!!! Я так соскучилась!
- Да, Хеттер, я тоже очень рад видеть тебя.
И тут он заметил меня.
- А..... сир???... К..что.. как?
У него было такое глупое выражение лица, что я чуть не рассмеялся.
Однако дело не требовало отлагательств.
- Мне нужно с тобой поговорить наедине, отошли куда-нибудь девчонку.
Он повернулся к Хеттер и сказал ей пару слов, после чего она убежала.
- Сэр, вы... здесь... Что-нибудь случилось?
- Нет, Джеймс. Я пришел обсудить с тобой одно дело....
- ?..
- Это мое предложение тебе, оно... несколько личного характера...
Внезапно моя неудачно брошенная сумка свалилась с тумбы, и все ее содержимое вывалилось на пол.
О нет, ПРОКЛЬЯТЬЕ!!!!
Джеймс поднял осиновый кол и стал рассматривать его. Когда он поднял глаза на меня, в его взгляде была настороженность и какая-то боль.
Что же теперь делать?
- Сир, зачем вам все это?... Эти предметы... Вы... зачем вы на самом деле сюда пришли?
Отступать поздно. Придется идти напролом.
- Я хотел сделать тебе одно очень важное предложение. Эти вещи были на случай, если ты откажешься.
- Вы бы убили меня?...
- Нет. Просто сделал бы это с тобой насильно.
- Что... что вы имеете в виду?
Ну ладно. Будь что будет.
- Я хотел, чтобы ты принадлежал мне.
- ???
- Да. Я хотел сделать так, чтобы больше никогда не сомневаться в твоей преданности. Понимаешь?..
Он кивнул.
- Я понял... вы хотели подчинить меня себе. - в его глазах упрек.
Так... физически он меня намного сильнее. До предметов так просто через него не доберешься... Придется положится на Доминацию....
Но внезапно он улыбнулся, и посмотрел на меня уже спокойно, только немного грустно.
- Хорошо.
- Эм... что?..
Не может быть!!!..
- Я согласен.
О всемогущий Каин! Просто не верится, что все так легко!
- Прекрасно. А теперь... - я протянул руки ему навстречу. - Иди сюда.
Джеймс не колебался ни секунды, хоть я ничего ему и не объяснял. Он подошел ко мне, и обхватив меня за плечи, вонзил клыки в мою шею.
Боль. Темнота. Красное на черном.
Его кровь действительно очень сильная. Но моя пока еще сильнее... и я в десятки раз лучше владею силой Доминации. Я гарантированно смогу подавить его, тем более, что он сам мне позволяет, но это будет сложнее чем я думал...
Вместе с кровью, проникал в его сознание, подчиняя себе разум, волю, эмоции.
Мне не пришлось посылать мысленных приказов, Джеймс сам понял, когда надо остановиться.
Вот и все. Теперь это создание связано со мной кровавыми узами, и принадлежит только мне.
Не так уж это было сложно, и отняло всего полчаса.
Когда я полностью пришел в себя, я почувствовал боль, потому что он слишком сильно в меня вцепился.
- И... и что теперь? Теперь я как вурдалак, что ли?.. - спросил Джеймс.
- Нет. Скорее как дитя. Ты не сможешь ослушаться моих приказов... вот и все.
- Да.. значит... значит теперь я могу считать вас своим Сиром?
Довольная радостная мордашка.
- Ну.. если хочешь, конечно... Хм... Джеймс!!!
- Ум?...
- Ты мне сейчас все кости переломаешь.
Он отпустил меня, и его взгляд был таким испуганным, что я опять еле удержался от смеха.
- Извините... С вами... все в порядке?..
- Естественно, я же не хрустальный. - я улыбнулся.
Джеймс облегченно вздохнул.
Я подошел к сумке и ритуальным предметам, валяющейся на полу, и запихнул все это барахло в сумку. Затем, взял с вешалки свое пальто и, накинув его, достал из внутреннего кармана сложенные пополам бумаги.
- Вот, ознакомься. Это мое новое задание для тебя. Ты должен выполнить его срочно, за эту ночь. Отправляйся, как только придешь в себя. Дело касается Саркофага Анкаран, ты должен забрать его из музея для меня.
- Я понял... будет сделано.
- Все. Теперь я должен идти, меня ждут срочные дела.
- А.. вам не опасно идти одному...
- Внизу меня ждет машина и Шериф.
- Понятно.. Ну тогда... до свидания.
- Еще увидимся сегодня.
Я ушел, оставляя это создание наедине со своими мыслями.
Но зато... я точно знал, что он не замышляет ничего против меня.

* * *
-------------------------
продолжение типа следует...

Сообщение отредактировал Tarkis - Apr 5 2010, 20:23
Top
Profile CardEmail Poster
+
Nicol LaCroix
post Jun 8 2005, 18:38
Отправлено #5


Group Icon


Пол: женский

Сообщений: 205
Из: Петербург
Status: Offline



Решила последовать примеру Эми и тоже кое-что написала... Только если не понравится прошу не пинять... :)


Ирония судьбы, или как трудно быть Шерифом. Автор: я

Три дня из жизни Шерифа.



I ночь из жизни нашего горячо любимого Шерифа

18.00 Думал о светлом будущем.
18.10 Думал о ЛаКруа.
18.20 Думал о светлом будущем и о ЛаКруа.
19.00 Думал о том как хорошо думать о светлом будущем и о ЛаКруа.
19.20 Урчание в желудке.
19.30 Шум в голове.
19.50 Не надо было вчера целоваться с Люпиным…
20.15 Думал, зачем нужны мозги.
20.20 Подумал, что с базиликом и соусом мозги будут вкуснее.
20.43 Решил спросить у первого попавшегося человека зачем нужны мозги.
21.00 В коридорах башни никого нету…
21.10 Все еще нету…
21.15 А ты не вейся, черный ворон…
21.20 Урра! Кто-то бежит по коридору с огнеметом в одной руке и трусами в горошек в другой.
21.30 Стооой! Да ты не шугайся, я тебя вот че спросить хотел…
21.40 Наконец ты очнулся! Дай я тебя поцелую….
22.00 Ой, какой ты милый шабашовец…
22.05 Давай поиграем! В пятнашки!
22.06 Как весело! Сейчас догоню..
22.08 Кто же знал, что шабашовец потеряется в башне… Или может он не заметил, что я его запятнал по шее мечом?
22.20 Нужно поискать моего шабашита… и объяснить что теперь он водит..
22.30 Нашел шабашита… «Как тебе не стыдно! Изгадил ковер кровью! Мой мальчик ЛаКруа испачкается»
22.35 Интересно, а я могу…
22.40 Ой, он уже стонет! А я вроде бы еще и не начинал…
22.50 Очнулся.
23.00 Очнулся опять…
23.20 А где ЛаКруа?
23.30 Так-с… начинаем нервничать…
23.40 Интересно, а кто я? А есть еще кто-нибудь такой же как я?… нужно поискать…
23.50 Нужно разбудить малыша…
0.00 Просыпайся, Себастьян, малыш… Я тебе завтрак приготовил… с мозгами…
0.01 Не надо мозгов?
0.02 Обиделся.
0.03 Ушел.
0.04 Заплакал.
0.05 Задумался.
0.10 Задумался почему заплакал.
0.15 Шатался по коридорам взад-вперед.
0.17 В перед получилось, а в зад нет.
0.20 От скуки захотелось покончить с собой.
0.30 Почему меня считают тупой гориллой?
0.35 Нужно повеситься…
0.50 Шатался по башне в поисках чего-нибудь подходящего…
1.00 Вспомнил шабашита…
1.10 Мой единственный друг…
1.15 Интересно, а если поцеловать свое отражение, подействует?
1.20 Долго искал зеркало… Нашел…
2.00 Безуспешно искал свое отражение… Плюнул… В глаз Родригезу…
2.10 Выкинул Родригеза в мусоропровод… заразный…
2.30 Продолжал искать отражение… нашел…
2.31 Потерял отражение…
2.35 Ну и хрен с ним, с отражением…
2.40 Пока интернет дешевый почитал сплетни о том как размножаются шерифы…
3.00 Ни одного подходящего варианта! Как же все-таки они размножаются?
3.10 Интересно, а через интернет можно…
3.20 Я про мозги!
3.30 Я про засасывание мозгов!
3.31 То есть зачем мозги?..
3.35 Ах, инет сам кого хочешь засосет…
3.40 Инет, кого хочешь? Давай на брудершафт!
3.50 Попытался сделать диаблери модему… Надеюсь Камарилла об этом не узнает…
4.00 …так вот как выглядит электричество…
4.30 Очнулся.
4.31 Задумался.
4.32 Задумался почему очнулся.
4.33 Странная эта штука – жизнь…
4.35 Углубился в воспоминания.
4.40 Уснул…

II ночь из жизни нашего горячо любимого Шерифа.



23.00 Проснулся. Увидел голого ЛаКруа.
23.05 Ужаснулся.
23.10 Да это же мой хобот!
23.15 Погодите, у меня есть хобот? Толстый и розовый?
23.20 Уф… Это был сон…
23.21 Это был сон Андрюши? Прааативный…
23.22 Вернулся в свой сон.
23.23 Проснулся.
23.40 Пошел искать чем бы перекусить.
23.50 ОГО! Нашел!
0.00 Интересно зачем этот толстый пончик сидел в холле?
0.01 Надеюсь я не получу?..
0.02 А может и получу…
0.05 Может получу виллу на Канарах. И тогда…
0.10 Тогда я уеду со своим мальчиком …
0.20 В пояснице ломит…
0.40 Не помог мне пояс из собачей шерсти… из Тузика…
0.50 Задумался, а на кой мне эта работа?
01.00 Вспомнил, что тогда меня не отдадут в зоопарк… бедный Беккет…
01.10 Шатался по коридорам взад-вперед…
01.20 Встретил Дамзель, которая писала антифашистские лозунги на стене. Выкинул ее следом за Родригезом в мусоропровод.
01.30 Писал матерные слова рядом с лозунгами.
01.50 Встретил Минг Жао… Люблю морепродукты…
02.00 Минг Жао сдохла. Написал на стене над ее хладным трупом “Здесь был Вася”. Пошел делать консервы…
02.15 Встретил по дороге Граута. В смирительной рубашке.
02.20 Удивился.
02.30 Удивился: где он взял такую клевую рубашку?
02.35 Вспомнил, что еще не обедал.
02.40 А Граут бегает так же хорошо, как и шантажирует.
02.41 Поймал его. Перекусил.
02.43 Пошел в туалет. Съел десерт. Попробовал размножиться… не вышло…
02.45 Вспомнил, что если посмотреть в розетку, то увидишь Чубайса.
02.46 Увидел.
02.48 Удивился.
02.50 Чубайс удивился, что на него кто-то смотрит.
03.00 Пошел искать чем бы перекусить.
03.01 Нашел.
03.04 Пытался уйти от того кем хотел перекусить…
03.05 Ох, уж эти неонаты…
03.07 А че я все кушаю, нужно и попить…
03.10 Присосался.
03.15 Присосался к бутылке водки.
03.20 Стало весело.
03.30 Позвал всех бухать вместе со мной.
03.40 Прибежала закуска… В виде санитаров…
03.50 Не люблю санитаров. Воняет лекарствами…
04.00 Прибежал десерт.
04.01 Ладно бомжи тоже подойдут…
04.05 Всех расцеловал от счастья.
04.10 Прибежали какие-то гориллы…
04.20 Как они похожи на меня…
04.30 Так это же мои родственники из Мухосранска и деревни Гадюкино!
04.40 Родственники начали размножаться…
04.50 Они начали размножаться???
05.00 Круто, однако…
05.01 Попробовал ковырять в носу…
05.02-05.24 Попробовал ковырять в носу ЛаКруа…
05.25 Плевался и с визгом бегал по башне… Прибежали анархисты…
05.30-06.00 Долго били. Ногами.
06.10 Долго били ЛаКруа. Я помогал.
06.20 Долго били ногами ЛаКруа Минг Жао.
06.30 Откуда у нас ноги ЛаКруа???
06.40 Послал всех.
06.50 Послал всех за пивом.
07.00 Уснул.


III ночь из жизни нашего горячо любимого Шерифа.


23.00 Проснулся.
23.10 Думал.
23.20 Думал о вечном.
23.40 Думал о вечном голоде.
0.00 А мне понравилось!
0.10 Писал на стене неприличное слово.
0.30 Ковырял в носу мелом.
0.50 Задумался.
01.00 Долго водил по стене мелом. Написал еще более ругательное слово, за что был пойман и бит анархами.
02.00 Очнулся.
02.10 Черт, опять очнулся!..
02.20 Вспомнил.
02.40 Вспомнил, что у меня нет носа…
03.00 Стоп! А что же это тогда???
03.20 Как интересно! У меня не только нос есть!!!
03.30 У меня нос еще и пить!
03.50 И спать…
04.00 И целоваться с ЛаКруа в засос. Негигиенично, но зато практично!
04.10 Убегал от ЛаКруа. Поцелуй ему понравился.
04.20 Спрятался в мусоропроводе.
04.30 *Обдумывая засос с ЛаКруа* Засосать засосали, а отсасывать кто будет?
04.40 ЛаКруа покраснел. *кто его учил читать мысли?*
04.50 ЛаКруа рассказал о вантусе.
05.00 Нашел вантус в ближайшем туалете… Долго разглядывал… Не понял как действует…
05.10 Кто говорил что шерифы размножаются с помощью вантусов?
05.20 Выкинул вантус. Почувствовал боль в пояснице. Зуд в хоботе.
05.30 Оторвал хобот. Выкинул зуд.
05.35 Задумался.
05.40 Нет. Все-таки шерифы размножаются по-другому!
05.45 Решил поискать книгу о размножении шерифов…
05.46 Вспомнил, что не умеет читать.
05.50 Ладно! Сам как-нибудь размножусь!
05.51 Размножился.
05.53 Стоп! Как я это сделал?
05.55 Попросили повторить на бис.
06.00 Повторил.
06.10 Все равно не понял.
06.15 Решил поспрашивать очевидцев.
06.20 Ой, а че они от меня так шарахаются?
06.30 То чем я размножился теперь бегает по башне и всех пугает…
06.35 Партеногенез – конечно штука неплохая, но лучше традиционным способом.
06.40 Стоп !!! Значит я женского пола???
06.50 ОчнулАсь.
07.00 Пошла искать того на ком бы испробовать традиционный способ.
07.10 Нашла.
07.20 Потеряла…
07.30 Нашла Шерифиху…
07.31 Погодите-ка! Я же не лесбиянка…
07.40 Нашла Шерифа. Он отказался размножаться. Отослала его к Родригезу и Дамзель в мусоропровод.
07.50 Послала всех на хрен. Нашла пустую комнату. Сняла платье. Заснула.


Надеюсь вам понравилось... :)
Top
Profile CardEmail Poster
+
Эмилия
post Jun 10 2005, 01:19
Отправлено #6


Group Icon



Сообщений: 299
Из: Лос-Анджелес
Status: Offline



Воть, еще одно детище бессонной ночи... Просьба не пинать ногами...

Ночь Становления, или Все то, что не попало в порезанную цензурой версию…
Трагедия в трех действиях

Эпиграф: Жизнь – игра. Сюжет хреновый, зато графика обалденная!


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

12:37 n-го октября 2004 года. Старая бомжатская квартирка где-то в Санта-Монике. По комнате раскиданы упаковки из-под средств контрацепции, бюстгальтеры, джинсы и майки. Под раздолбанной кроватью с грязным, оплеванным полосатым матрасом валяются наручники, плетка, ворох одежды, старый номер журнала "Плейбой", пакет с пустыми бутылками, куча говна, огурец и дохлая собака. На кровати какая-то парочка самозабвенно развлекается.

ПАРЕНЬ: Я хочу показать тебе кое-что…

Слышится треск расстегиваемой ширинки. Затем истошный вопль девушки.

ПАРЕНЬ: Странно, почему это у всех такая реакция?

В пол начинают стучать пустым ведром соседи, так как скрип кровати их уже заколомпоцал.

Тишина…

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Из часов на стене выливается литр пива, вываливается вусмерть пьяная кукушка и лает тринадцать раз.
Девушка очухивается на кровати, поднимается, осматривается. Парень сидит в кресле и тупо лыбится.

ПАРЕНЬ: Не знал, что ты такая нервная… Ну что, повторим?
ДЕВУШКА (а может быть уже и не девушка): Сам дурак. Спасибо, мне и первого раза хватило.

Внезапно в дверь бомжатской квартирки вламывается какой-то мужик, швыряет в парня стулом, телевизором, полным набором дротиков для дартса и деревянной ножкой от стула. Ножка прибивает парня к креслу.
Вваливается еще один мужик с напильником, отпиливает у кресла ножку и втыкает ее девушке… в сердце. В дверях появляется здоровенный амбал, смахивающий на шкаф с антресолями и ничего не выражающим взглядом смотрит на весь этот беспредел. Затем разворачивается и уходит.
Первый мужик тщетно пытается отодрать парня… от кресла. Его попытки ни к чему не приводят. В сердцах он плюет в стену. Плевок смывает грязь и тараканов, и оказывается, что там находится не стена, а окно, за которым виден безрадостный пейзаж города. Мужик минут десять чешет затылок, затем берет парня вместе с креслом и куда-то уносит, напоследок немого потренировавшись в прицельном плевании по тараканам.
Второй мужик оценивающе смотрит на парализованную девушку, вздыхает. Затем сгребает еще неиспользованные презервативы, бюстгальтер, огурец, часы с кукушкой в пакет, и, откусив напоследок немного дохлой собаки, подбирает девушку и исчезает в том же направлении, куда смылись первые двое.

Затемнение…

Из затемнения: Блин, кто вырубил свет в сортире?

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Театр. Глубокая ночь… точнее, где-то ближе к утру.
В зале сидит разномастный сброд. То, что они сюда явились, красноречиво свидетельствует о том, что им конкретно нехрен делать. Потому как только полный бездельник или дурак бросит все дела ради того, чтобы еще раз послушать бредни многоуважаемого принца.
Эш Риверс громко храпит, закинув ноги на спинку переднего кресла. Дамзел играет в тетрис и радостно визжит каждый раз, когда переходит на новый уровень. Найнс Родригез и Скелтер, уже порядком поднабравшиеся, режутся в карты. На раздевание. Победивший раздевает ВиВи. ВиВи, как всегда забывшая одеть какую-либо верхнюю одежду, напряженно размышляет, куда бы свалить, пока ее кто-нибудь не раздел окончательно.
Джек сидит неподалеку от сцены с таксистом, курит, периодически давая затянуться таксисту. После каждой затяжки тот истерически ржет.
Единственная, кто смотрит на сцену – это Тереза Воэрман. Она явно сегодня не в себе, так как приперлась сегодня раньше всех и с того времени взгляда от этой самой сцены не отводила.
В зале трется еще немного народу и парочка подозрительных личностей. Трутся они еще минут двадцать. Скелтер начинает уже выигрывать у Родригеза. ВиВи бочком потихонечку продвигается к выходу. Но на выходе ее сбивает с ног бухой Айзек Абрамс, напевающий что-то невнятное типа "когда переехал, не помню… ввв, лееенинград… ттточччка ру…"
На сцену выходит принц ЛяКруа.

ЛЯКРУА: Добрый вечер, мои дорогие Сородичи. Приношу извинения, что мог расстроить ваши дела или нарушить ваши планы на этот вечер… Мисс Велюр, пожалуйста, займите свое место. Вас, мистер Абрамс, это тоже касается.

ВиВи с обреченным видом возвращается в свое кресло, по пути случайно наступив на Риверса, который моментально просыпается и офигело смотрит вокруг, явно соображая, что он тут делает.

ЛЯКРУА: Я попрошу внимания! К сожалению, нас собрало здесь весьма неприятное событие…

На сцену вламывается тот самый шкаф в плаще aka секьюрити принца. За ним выходят старые знакомые – первый мужик с креслом и парнем и второй, с девушкой, пакетом и недожеваным куском собаки во рту. Он сплевывает клоком шерсти в оркестровую яму и садит девушку на сцену.
Первый мужик пять минут безуспешно пытается найти у кресла четвертую ножку, затем ставит кресло на сцену. Сцена проламывается, кресло вместе с парнем падает вниз. Слышен истерический ржач таксиста.
Шкаф… то есть Шериф пытается достать кресло, но сцена проламывается и под Шерифом. Таксист ржет и качается из стороны в сторону.
Разобравшись наконец с креслом и Шерифом, ЛяКруа пытается продолжить свою речь.

ЛЯКРУА: Мы здесь, поскольку законы, связывающие наше общество – законы, являющиеся основой нашего существования…

ВиВи посылает воздушный поцелуй Максимилиану Штрауссу. Тот исподтишка показывает ей фак. Впечатлительная ВиВи бледнеет и падает под кресло, разбудив уже успевшего задремать Эша.
Таксист истерически ржет. Из зала слышно тихое хихиканье Абрамса.
ЛяКруа делает вид, что ничего не замечает.

ЛЯКРУА: …были нарушены.

Скелтер шепотом рассказывает Найнсу пошлый анекдот. Родригез ржет на весь зал как жеребец.

ЛЯКРУА: Если мистер Родригез позволит мне закончить…

Родригез замолкает, изредка похихикивая.

ЛЯКРУА: Итак, как принц этого города, согласно закону Камарильи, я вправе даровать Сородичам этого города привилегию Обратить Дитя – или лишить ее…

Абрамс икает и с грохотом падает под кресло. Слышен истерический ржач таксиста. ЛяКруа начинает закипать.

ЛЯКРУА (повышая голос): Многие приходили ко мне за дозволением, и я удовлетворил некоторые из этих просьб.

НАЙНС РОДРИГЕЗ (швыряет карты Скелтеру): Очко!

ВиВи, пришедшая было в себя, снова падает по кресло. Абрамс, моментально сориентировавшись, берет курс на кресло ВиВи и быстренько переползает под него.

ЛЯКРУА: Если мистер Родригез позволит мне закончить!

Наступает тишина, изредка прерываемая истерическим хихиканьем таксиста и странными звуками и шорохами из-под кресла, куда только что уполз Абрамс.

ЛЯКРУА: Итак, на чем я остановился? Ах да… Как я уже сказал, я удовлетворил некоторые из этих просьб. Однако обвиняемым, что стоят сегодня перед вами, не было отказано в просьбе, напротив, никакой просьбы даже не было высказано. Они были…

Дамзел, одолевшая наконец-то пятый уровень тетриса, радостно визжит. Присутствующие глохнут на пару минут, один Носферату глохнет навсегда. Риверсу спать больше не хочется. Таксист пердит, качается, хохочет и падает в оркестровую яму.

ЛЯКРУА (повышая голос): Они были схвачены после ритуала Обращения. Мне больно оглашать приговор, ведь до этой ночи я считал Сородича законопослушным и честным членом нашей организации. Но как многие из вас знают, наказание за подобный проступок – смерть.

Парень начинает нервно озираться и ворочаться в кресле. ЛяКруа продолжает морозить всякую хренотень, не замечая, что его уже вряд ли кто-то слушает. Самые умные, заметив, как таксисту хорошо, берут потихоньку курс на Джека в надежде на кайф и халяву.

ЛЯКРУА: Знайте, я не столько судья, сколько слуга закона, которому мы все подчиняемся. Пусть сегодняшняя экзекуция станет напоминанием о том, что следует придерживаться правил, которые связывают наше общество воедино, иначе мы подвергнем опасности всех нас.

ДЖЕК (c Гамлетовской интонацией): Ты сам-то хоть понял, что сказал?

ЛЯКРУА: От козла слышу!

АЙЗЕК АБРАМС (помахивая из-под кресла бюстгальтером ВиВи): Помедленней, пожалста, я записваю…

ЛЯКРУА (обращаясь к парню, нервно дергающемуся в кресле): Прости меня. (к Шерифу) Пусть наказание свершится.

Первый мужик долго пытается отодрать парня… от кресла. Попытки его не завершаются успехом. Шериф достает из широких штанин… здоровенный тесак, с которого капает кровища, кишки и мозги и, прицелившись, перерубает парня вместе с креслом пополам. Еще одна ножка от кресла отлетает, прицельно попав по роже регенту Тремер, который очень уютно устроился. Штраусс от неожиданности падает в оркестровую яму, откуда тут же слышится радостный вопль таксиста.
Паренек сгорает, обуглив обивку раскуроченного кресла. Тереза Воэрман грустно вздыхает, подсчитав в уме стоимость раритета.
Скелтер всхлипывает, приговаривая: "Птичку… жалко…"

ЛЯКРУА: А теперь о судьбе несчастного Дитя. Без Сира большинство Детей обречены бродить по земле, не зная своего места, своей ответственности и, что самое важное, законов, которым должны подчиняться. И поэтому я решил…

НАЙНС РОДРИГЕЗ (подрывается со своего места): [цензура], [цензура], [цензура] и еще раз [цензура]! [цензура], [цензура] [цензура] [цензура] [цензура], [цензура] [цензура] [цензура], [цензура] [цензура] [цензура]!!! [цензура] [цензура] [цензура]?! [цензура] [цензура]! [цензура] [цензура] [цензура] [цензура] [цензура] [цензура], [цензура] [цензура], [цензура] [цензура], [цензура] [цензура] [цензура]…

ЛЯКРУА (истерически): ЕСЛИ МИСТЕР РОДРИГЕЗ ПОЗВОЛИТ МНЕ ЗАКОНЧИТЬ!!!

ШЕРИФ (тихонько под нос): А если не позволит, это уже его проблемы…

ЛЯКРУА (оценивающе глядя на фигуру девушки): Я решил позволить подобным Сородичам жить.

ДЖЕК: (тихонько под нос): А зря…

ЛЯКРУА: Им надо разъяснить наши законы…

ТАКСИСТ (из оркестровой ямы): Гыы… белое не носить, обтягивающее не надевать.

ЛЯКРУА (повышая голос): наши законы и гарантировать равные права. Пусть никто не говорит, что я не прислушиваюсь к просьбам и нуждам нашего сообщества.

Несчастная девушка под шумок пытается уползти со сцены, но оступается и с грохотом валится в оркестровую яму. Оттуда слышен радостный вопль Штраусса и тихое поскуливание таксиста. Дамзел переходит на шестой уровень. От ее радостного визга занавес падает на ЛяКруа. Кресло ВиВи переворачивается, из под него вылетают колготки.
Шериф рычит и выуживает ЛяКруа из-под занавеса и девушку из оркестровой ямы, которая уже успела лишиться курточки, свитера и кроссовок.
В дверях зала показывается Беккет с ящиком водки и радостно машет анархам. Родригез подхватывает под локоть Скелтера и Дамзел и моментально исчезает вместе с Беккетом. Шериф пытается незаметно подобрать выроненный тетрис Дамзел и сунуть его в карман.

ЛЯКРУА (отряхивает с пиджака слой пыли): Благодарю вас всех, что нашли время посетить это судебное разбирательство, и надеюсь, оно не пропа…

Из ямы высовывается довольная рожа таксиста и просит еще кусочек собаки. Второй мужик, держащий девушку за ногу, чтоб не сбежала, швыряет таксисту в хавальник своим пакетом. Пакет летит, по пути разбрасывая содержимое. Эш с радостным воплем кидается подбирать все наперегонки с Абрамсом, с уха которого свисает бюстгальтер ВиВи.

ЛЯКРУА (сплевывая): Вот [цензура]! Короче, доброго вам вечера, дорогие Сородичи.

Те, кто еще не смылся, продвигаются к выходу. В зале остается сидеть одна Тереза, продолжая тупо пялиться на сцену. Радостный Эш, набивший карманы трофеями, выходит через окно. Шериф сгребает в охапку ЛяКруа и девушку, которая обреченно смотрит в зал, и под аплодисменты и свист Абрамса удаляется со сцены. Из оркестровой ямы слышится звон стаканов.

Конец.

ЭПИЛОГ

За кулисами ЛяКруа полчаса что-то талдычит бедной девушке, которая озадаченно чешет затылок. Затем ЛяКруа делает знак Шерифу, который хватает девушку, вышвыривает ее из театра на грязную улицу и захлопывает за ней дверь.
Девушка поднимается, обиженно смотрит на дверь, затем безрезультатно пытается оттереть с джинсов отпечатки мужских ботинок сорок второго размера. Из-за угла показывается небритая последние лет четыреста рожа, от которой воняет перегаром. Крысы в переулке моментально дохнут.

ДЖЕК: Привет, малышка, меня зовут [запикано слово]!

Несчастная новообращенная падает в обморок.

Вот теперь уже точно конец.

Сообщение отредактировал Tarkis - Apr 5 2010, 20:38
Top
Profile Card
+
OFF
post Jun 13 2005, 23:28
Отправлено #7


Group Icon


Пол: женский

Сообщений: 183
Status: Offline



Написано в состоянии аффекта.

нападение как способ обороны

Сижу на продавленном матрасе и смотрю неживым взглядом на проетый молью ковёр. Надо найти в себе силы и выйти на улицу. Осталось совсем немного. На соседней улице меня ждёт такси, которое увезёт меня из этого проклятого города…

Целую вечность назад я вот так же сидела на этом самом месте и смотрела неживым взглядом на этот проетый молью ковёр. Взгляд неживой, это не метафора, это то, с чем мне приходится жить. Или не жить. Я сидела и судорожно вспоминала события предшествующего дня. Ночи. Дней с того момента у меня не было. Секс, страх, боль… суд. Да, кажется, в такой последовательности. Я должна была тогда умереть… два раза… Потом я впервые пила кровь человека. Тогда я была удивлена, я думала, мы должны получать от этого удовольствие. Нет никакого удовольствия… есть лишь инстинкт самосохранения, присущий всему живому. И неживому, как я выяснила на собственном опыте.
В ту ночь я нашла в себе силы выйти из этой квартиры. Вспоминая этот момент, я не узнаю себя. Чёрт возьми, меня забавляло происходящее! В моих мёртвых глазах горел огонёк любопытства. Мне было откровенно весело, я ощущала небывалую свободу, я чувствовала себя всемогущей. Теперь я понимаю, что им не стоит отпускать новообращённых в таком состоянии одних на улицу. Тем более Бруха. Сейчас я поражаюсь, с какой скоростью мыслящее существо может совершать глупые поступки. Я мгновенно была втянута в интриги сородичей. Мне, конечно, казалось, что я сама сплету какую угодно интригу в свою пользу. Смешно. Я опомнилась лишь когда Шабаш попытался разобраться со мной за то, что я разнесла их склад в Санта-Монике. Я дважды благодарна Найнсу. Нет, не за спасение, а за то, что он открыл мне глаза на происходящее. Если бы мне пришлось выбирать, я бы встала на его сторону. Не анархов, а именно его.
Глупое, глупое желание самоутвердиться управляло тогда мной. Почему-то мне очень хотелось понравиться и Найнсу, и этому смазливому принцу, и его клятой горилле. Я выполняла их задания, эту чёрную работу и мне казалось, что именно это я и должна делать. На самом деле, единственным человеком, которому я была нужна, была Хезер. Будь у меня живое сердце, оно сжалось бы от боли при мысли о ней. Умом я понимаю, что должна была прогнать её тогда у Башни Вентру, но оказалось, что не только живые испытывают одиночество. И не только живые могут быть так беспощадны к тем, кто им дорог. Можно сказать, что я отомстила за неё. Но месть, как и кровь, не приносит удовольствия, она лишь усиливает боль. Не знаю любил ли кто-нибудь меня так сильно в той жизни… Из воспоминаний о той жизни осталась лишь Саманта, да и то я не помню кто она.
А что же останется в моих воспоминаниях об этой жизни? Или не жизни. Я понимаю, что больше никакой жизни не будет, но всё же… Останется красная пелена безумия перед глазами, смеющееся лицо Жанетт, одинокий волк, испуганная мордашка Хезер и безжалостно-холодное лицо принца.

И вот теперь сидя на продавленном матрасе и глядя неживым взглядом на проетый молью ковёр, я понимаю, что не могу просто так уехать. «Все мыслящие существа хотят быть свободными – это их неотъемлемое право.» Мне кажется, я никогда не обрету свободу, пока живы все эти существа, пока они правят этим миром. «Когда мы уничтожим упадочную систему, которая пытается править нами, мы сможем свергнуть и систему, которая правит смертными. Мы станем спасителями Земли.» Я не претендую на звание спасителя Земли, нет, скорее это всё тот же инстинкт самосохранения… но я вынуждена объявить свою Кровавую Охоту…
Top
Profile Card
+
OFF
post Jun 14 2005, 23:16
Отправлено #8


Group Icon


Пол: женский

Сообщений: 183
Status: Offline



«Что происходит, когда мы выключаем игру»
Или «Мы называем это багами»

Принц со страдальческим лицом выкинул сигарету, судорожно сделал глоток крови из пакета и в очередной раз вышел на сцену, предварительно нацепив на себя свою дежурную улыбку.
- Добрый вечер, мои дорогие Сородичи… Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие.
Принц запнулся, в зале послышались тихие смешки. ЛяКруа опустил глаза и попытался спрятать улыбку. Поняв, что миссия провалена, он дал себе волю и рассмеялся. Со своего места поднялась ВиВи и наклонилась, разминая ноги. Её божественная задница тут же привлекла к себе внимание мужской половины присутствующих и Дамзел. Зачарованный взгляд Дамзел привлек внимание женской половины присутствующих и Регента. Вытянувшись и закинув голову, ВиВи игриво поинтересовалась:
- И вы думаете, Они ничего не замечают?
- Они называют это багами, малышка, - рассмеялся Джек.
- А я только собирался встать и разораться о том, какое всё дерьмо, - всё еще нервно хихикая, вставил Найнс.
- А вот тебе надо уже выходить из роли, Ни, - заметил ЛяКруа, - вчера ты нажрался как свинья в Психушке, начала орать, что всё дерьмо и полез то ли драться, то ли брататься с Шерри. А она этого не любит, да милая?
Шерри, которой приходится всё время молчать, чтобы её принимали за Шерифа, утвердительно кивнула и пожаловалась недовольным писклявым голосом:
- Порвал, гад, плащ и поцарапал ухо!
- Во-от, Найнс, тебе стоит контролировать процесс, это не критика, это я тебе как лучшему другу советую, - голосом заботливой бабушки закончил принц.
Тем временем присутствующие стали медленно переходить в разряд отсутствующих. Терез, на бегу чмокнув Найнса, побежала переодеваться. ВиВи ушла готовить свой бордель к приёму гостей. Дамзел, проводив ВиВи влюблённым взгядом, призывно стукнула Найнса по коленке:
- Пойдём, братишка! Главный нас подвезет.
- Хорошо главному, - встрял Эш, - сидит себе в своём такси, никто его не трогает.
- Не скажи, - покачала головой Дамзел, - тут с одной при выходе из Башни Вентру приступ случился, а кто у нас ближе всех к этой самой башне? Цапнуть-то не цапнула, естественно, но долго и самозабвенно вколачивала его в сиденье.
Выслушав эту душещипательную историю и посочувствовав главному, оставшиеся дружной толпой вышли из зала. Последней выходила Шерри, выключая свет.

***
В полупустой Везувий медленно, но верно начали собираться приглашённые. ВиВи стояла в углу у стойки и отчаянной улыбкой встречала каждый следующий звук падающей таблички «Закрыто на спецобслуживание», стоявшей у двери. Рядом на высокой табуретке сидела Дамзел и нервно покусывала угол пакета с кровью.
- Ну какого хрена они все опаздывают? – злобно вопрошала она.
- Не нервничай, Дамзел, бери пример с брата. Вон смотри, он уже расслабляется, - сидящий радом Беккет махнул рукой в сторону Найнса и Жанетт, обжимающихся в углу.
- Фи! – фыркнула Дамзел. – Школьницы – это так банально, – она посмотрела смущённым взглядом на ВиВи.
- Сестра никогда не одобрит выбор брата, - голосом истинного Дао произнес Беккет. – Будь она одета в Терез, это ничего не изменило бы.

На сцене у шестов в гордом одиночестве отплясывала Венера с невообразимо недовольной физиономией.
- Чё это с ней? – поинтересовалась Дамзел, кивнув головой на Венеру.
- Видишь ли, она хотела, чтобы мы собрались в её Исповедальне, но большинство высказалось против. – ВиВи довольно улыбнулась. – Не нравится мне там. У неё собираются всякие готники.
- Готники???
- Готы-гопники, - пояснил Беккет, уже освоивший незатейливую терминологию ВиВи.
Дамзел снова недовольно засопела. И Беккет опять начал защищать опоздунов:
- Прекрати, многим далеко добираться…
Звук падающей таблички. В зал вошли Тремерка и парочка Тореадоров, обсуждающие какие-то цацки с эффектом приворота. Вежливо поздоровавшись со всеми, они стали рядом и попытались органично влиться в дискуссию. Из туалета вышел главный, огляделся мутным взглядом и забился в свободный угол.
- А что это главный такой хмурной? – озабоченно поинтересовалась Тремерка.
- Его, как никого другого интересует, куда же делись те 112 кг анаши из саркофага, – пояснил Беккет. Все с пониманием покачали головой. – Я пытался его успокоить. Говорил, мол, ребята ищут, но ему от этого не легче. Он, как и я, понимает, что они не найдутся…

Звук падающей таблички, короткая матерная тирада и зал медленно наполнился знакомым смрадом. В дверном проёме появилась чумазая физиономия Брухи. Над грязно-красной шапочкой летала стайка мух. Присутствующие с пониманием переглянулись.
- От Андрея? – сочувственно произнесла ВиВи. – Как он там?
- Совсем спятил, бедняга, – ответила Бруха, размахивая руками в попытках отогнать от себя мух. - Избаловал своих головожопов, они теперь на всех подряд бросаются, лезут целоваться. А он их гладит и называет «мои котята».
- Наверное, ему просто очень одиноко, - срывающимся голосом пролепетала Тореадорка и попыталась пустить слезу.
- Почему? – удивилась Бруха, - он же вроде с Гэри…того…
Вампы дружно поморщились. Бруха огляделась по сторонам, оценила обстановку.
- А что это с Папой?
- Анаша, - в один голос ответили сородичи.
- Дык она ж вроде у Джека!
- Тсс! Ты чего? Тихо-тихо! – на неё зашикали и замахали руками.
Бруха ещё раз огляделась, взгляд остановился на Венере. Бруха нахмурилась, будто что-то вспоминая, потом облегчённо улыбнулась – вспомнила.
- Венера! Ты мне 600 баксов должна!
- Я тебя не слышу!!!
- Вот с%#ка! Вел, я воспользуюсь твоим душем?
- Нет.
- Спасибо, - Бруха скрылась в одной из комнат.

Звук падающей таблички и в зал вошло что-то красное, что при ближайшем рассмотрении оказалось Тремером.
- При-ивет, - удивлённо протянула Тремерка. – А Кровавый щит-то тебе здесь зачем?
- А? Что? – Тремер озадаченно посмотрел на свои руки. - А, нет, это… это я малость испачкался.
- А ты это откуда? – поинтересовался Беккет.
- Из дома, – пожал плечами.
- Что ж там у тебя дома было-то? Это ты Хезер так довёл? – испуганно пролепетала Тремерка. – Она жива хоть? Ты это осторожнее, она у нас одна на всех.
- Она, конечно, ревнует меня к Регенту, но Хезер здесь не причём. Засор удалял в раковине. ВиВи, я могу воспользоваться твоим душем?
- Нет!
- Благодарю, - Тремер, оставляя за собой пятна крови, отправился вслед за Брухой.

В двери показалась девушка Вентру. Держась рукой за дверной косяк, она рывком содрала с ног туфли, затем сняла с ушей клипсы и повалилась на диван, прикрыв глаза ладонью.
- Ты откуда?
Девушка подняла руки и скрючила пальцы.
- Ясно. А Гэри ещё у себя?
Девушка постучала пальцем по запястью.
- Ясно, опаздывает. А где твой сокланник?
Девушка провела рукой по горлу.
- Что, финальную???
- У Шабаша он, скоро будет, - прошептала она, и заботливый Тореадор протянул ей пакетик с кровью. Аккуратно понюхав его, она сделала глоток и улыбнулась. – Сейчас бы в душ.
Было видно, как ВиВи заметно напряглась при этих словах.

Постепенно клуб наполнился гулом голосов и смехом. Последними приехала парочка Малкавиан.
- От Леопольда добирались. – Малкав скорчил недовольную рожу. - Как это достало. Кто додумался так неудачно лодку поставить? Постоянно промахиваюсь. Говорят, патчем лодка чуть левее переставляется и прыгать удобнее. Кто-нибудь пробовал?
- А где Бах?
- Бах не приедет, у него Рамадан.
- Ну вот, никак вместе не соберёмся, - заныла ВиВи, - а в прошлый раз у Регента был Ханука.
- Тем лучше, - Гангрелка усмехнулась. – Неделю назад в Исповедальне Бах посреди вечеринки повалился на колени и начал совершать намаз. Найнс, естественно, заорал, что это дерьмо и полез драться, Баха потом гримировать пришлось.
- И как он только согласился по сценарию махать крестом и орать христианские молитвы? – недоуменно покачал головой Тореадор.
- Вельветово-велюровая, поделишься душем? – спросил неожиданно Малкавиан, обнимая подружку.
- А вам-то зачем???
- Спасибо.

Со второго этажа по лестнице спустился принц, разговаривая по телефону. Разумеется, все дружно замолчали и прислушались.
- Нет, нет, - как можно отчётливее произносил ЛаКруа. – Нет, Минг, Везувий, Ве-зу-вий! Это на другой стороне, – принц закатил глаза. – О, Тёмный Отец! Здесь кто-нибудь говорит по-китайски?
Принц выключил телефон и озадаченно уставился на группу сородичей.
- Никто по-китайски не говорит?
Все удивлённо помотали головами.
- А что случилось? - осторожно поинтересовался Беккет.
- Минг! Минг ни слова не понимает по-английски. Она в Asp Hole, лопочет что-то и никак не может понять куда идти.
- Ни слова? А как же… как же диалоги?
- Заучивает наизусть, как набор звуков и воспроизводит с умной рожей. Эффектно выглядит, да? В общем так, предлагаю пойти туда за ней. Кто со мной?
- Я… я, пожалуй, останусь, - отказалась ВиВи. – У меня там 4 сородича в душе, да, думаю, Найнс уже никуда уйти просто не сможет. Остаюсь. И вообще, я жду Штрауса.
- Я остаюсь, - сонно сказал Беккет и положил голову на руки. Гангрелка посмотрела на него, кивнула и улыбнулась своим мыслям.
- Ладно, я пойду с тобой, - встала Дамзел. – Заберём твою Минг и притащим её сюда.

Тихо и спокойно увести Минг не удалось. Лишь спустя два часа Дамзел удалось приволочь вусмерть пьяных «предводителей враждующих вампирских фракций», а также новоявленную звезду хип-хопа в составе трёх человек с пучком проводов от караоке в руках обратно в Везувий. Ларри со Скелтером и парнем Бруха от души вопили бессмертный хит DMX «Party Up».


***

Приближался рассвет. ВиВи дождалась-таки Штрауса и теперь демонстрировала ему свои танцевальные способности в тёмном уголке. Венеру на сцене сменила Дорис, на что все тактично отводили глаза. Три девушки: Тремерка, Тореадорка и Вентру, - со счастливыми улыбками отплясывали канкан на стойке бара. К ним подошёл шатающийся Гангрел и попытался снять Тремерку со стойки. Внутренний зверь подвёл и, разбив головой девушки половину бутылок в баре, он рухнул вместе с ней за стойку. Больше их никто не видел. Тех четырёх из душа тоже никто не встречал в ту ночь. Найнс спал в одной из приватных кабинок, прикрыв глаза юбкой Жанетт. Сама Жанетт лежала рядом, нежно обняв его за ногу. Принц мирно посапывал на широкой груди Шерри, вцепившись руками в плащ и, судя по всему, чувствовал себя в полной безопасности. Минг спала, положив голову на плечо главному, который с воодушевлением рассказывал ей о пропавшей анаше. Если бы он принюхался к валяющемуся рядом Джеку, вопрос о её местонахождении был бы снят, но вампиры просто так не дышат. Дамзел сидела на пороге зала и мутным взглядом оглядывала сородичей.
- Неужели этого можно не заметить? – ошарашено пробормотала она.
- А-а-ани называют это багами, детка, - разлепив один глаз, протянул Джек и снова отрубился.
Top
Profile Card
+
André Von'Dérer
post Jul 13 2005, 06:19
Отправлено #9


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 153
Из: Stygian State Psychiatric Facility
Status: Offline



... the Path to Heaven...

Душа, срываясь, ускользала в пустоту,
И сердце с каждым новым вдохом замирало,
Когда свободы бесконечной чистоту
Оно секунду за секундой познавало...

С любовью в сердце лишь, бессильно содрагаясь,
Ты верой переполнил вдох последний свой.
И, очищением прекрасным наслаждаясь,
Был поражен святого света полосой...

И в тот момент исчезли ненависть и страх,
Любовь, что наслаждение в себе таила –
Исчезло все, и лишь тогда в твоих глазах
Застывшим бликом отразился луч светила...
Top
Profile Card
+
Генрих
post Oct 20 2005, 01:28
Отправлено #10


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=/=

Уважаемые сородичи, выкладываю результат своих ночных бдений. Ногами прошу не пинать, на звание великого магистра письменности не притендую. Первый раз пишу рассказ от первого лица, и смею вас заверить Я (в тексте) это не я. Хотелось бы услышать ваши отзывы, а если конкретнее замечания. Итак, поехали:


Смерть - хороший предлог для того, что бы снять свою маску.

Солнце опускалось, уходя все ниже и ниже. Его уже почти не было видно, за крышами домов, и кронами деревьев. Где-то там, за линией горизонта, оно нырнет в Великие Воды, что бы потом всплыть вновь, и освещать мир, для всего человечества. Что бы дети могли играть при его свете, что бы заблудшие души могли найти свои дороги, что бы люди любовались его красотой. Как я благодарен этому солнцу, за то, что оно светит для меня и всего мира. Но оно заходило. Близилась ночь. Время сумрака. Время, когда под покровом теней творятся черные дела.
Послышался шорох у двери кабинета.
«Михаил, ты здесь?» – раздался мужской голос из-за двери. «Если ты там, то рабочий день уже закончен. Я закрою все двери, кроме задней. Когда будешь уходить, не забудь запереть ее».
Домой… Пора возвращаться домой. Туда, где меня ждут дети, жена, и домашний очаг.
Сергей хороший человек, но слишком угрюмый. Вот он шуршит под дверью, вместо того, что бы заглянуть. Избегает длинных и глубоких разговоров, а когда все-таки выговаривается, то чаще всего жалуется на свои проблемы. Да, я понимаю, не ко всем жизнь так благосклонна, но если все время твердить о том, что ты несчастен, жизни ничего не останется, кроме как подарить тебе столько несчастий, столько ты у нее просишь. Сергей является типичным представителем своей профессии. Ночной сторож. Сторожит чужое добро, так как своего давно уже нет. Сидит в своей будке, и смотрит в ночь, своими серыми выцветшими глазами, как будто чего-то ждет. Некоторые из моих знакомых поговаривают, что Сергей увлекается оккультной литературой. Он ищет ответы, на странные вопросы. Погружается в пучину своих миров, дабы уединится там. И единственная его отрада это одиночество. Он одинок в ночи, и она добра к нему. Ночь дарит ему тот намек на свободу, которую он ищет…
Свобода… Все мы в детстве читали захватывающие романы о борцах за свободу. А что такое эта свобода? Пустое слово? Моя свобода, это моя жизнь. Моя семья. Любимая работа. Увлечения. Друзья. У меня есть все, что нужно человеку, для счастья. И все это я заработал сам. Выйдя в большую жизнь, я был свободен. С пачкой мелких банкнот в кармане, и ветром в голове. И вот, спустя двадцать лет, у меня есть все, о чем только может мечтать нормальный человек. Теперь у меня есть дети, которым я дам все то, чего не дали мне мои родители. Я сделаю их счастливыми. Вот она моя свобода. Моя свобода, это не ветер в голове, а деньги в руках. Моя свобода не призрачный идеал, а жесткая реальность. У меня было множество целей, и все они были достигнуты. Почему? Потому что я не ставил себе задачи изменить мир. Я просто делал все, что в моих силах, честно работал и трудился. И вот, теперь я по настоящему счастлив. Счастлив, потому что сделал правильный выбор.
-Хорошо, я запру. Можешь не беспокоится.
Какое-то время я слушал, шаги удаляющегося сторожа. Затем подошел к столу и открыл нижний ящик…
Пора. Домой путь не близкий. Я вышел в коридор, и зашагал по лестнице, ведущий на первый этаж. К задней двери. Обычно там меня ждала моя машина, но сейчас она была в ремонте. Эта мысль вызвала легкое раздражение. Теперь придется добираться до дома общественным транспортом. До ближайшей остановки метро где-то пятнадцать минут, обычным шагом. Зря я сегодня засиделся на работе. Что поделаешь, вредная привычка.
Преодолев лестничный пролет я вышел на улицу. Ночь ударила в лицо холодным ветерком. Повеяло какой-то чудесной свежестью. Фонари освящали мой путь. Он лежал через большую длинную улицу с быстрым движением. Далекий шум шоссе эхом отдавался в голове. Я соображал. Как лучше. Пятнадцать минут ковылять до метро по освещенной улице, или срезать через подворотни? Во втором случае я рассчитывал добраться до подземного транспорта за семь - восемь минут. Была, не была. А почему бы и не рискнуть. Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Старая добрая фраза. В свое время была моей любимой…
Ноги несли меня через темные закоулки, и подворотни городского спального района. Лишь изредка попадались фонари. Они светили слабым, оранжевым светом, только нагнетая зловещую атмосферу. Благо, я знал эту дорогу, и обходил все сомнительные места, где мной ранее были замечены подозрительные субъекты. Время застыло. Оно запуталось в этом глухом сплетении улочек, и искало выход. Прошла, казалось, целая вечность, когда из череды безликих темных переулков, наконец, выглянул просвет, выходивший на шоссе. Шум все усиливался, и вот я уже видел вдалеке вход в подземелье, которое было для меня спасительной норой, в коей можно было спрятаться от этой ужасной паутины, сплетенной страхом. Эта нора была для меня началом пути. Пути домой. И тут я остановился. Я встал как громом пораженный. В моем сознании смешались злость, гнев, разочарование и досада. Я забыл закрыть дверь…
Сергей посмотрит. Он закроет. Я знал, что это абсолютно бесплодная мысль, служившая для успокоения моих нервов. Он знает, что на протяжении уже пяти лет я ни разу не забыл закрыть эту дверь. Он не проверит. Вторая мысль, мелькнувшая в моей голове тоже носила предательский характер: «Забудь, все будет нормально». Я знал, что нельзя полагаться на удачу. Колесо фортуны легко меняет свой курс. Придется вернуться, и закрыть эту злосчастную дверь. Опять, через эти ужасные темные переулки…
Для себя я решил, что когда закрою дверь, буду добираться до метро другим путем. Тем, что освещен огнями. Вновь и вновь я проклинал свою рассеянность и глупость, спеша через сумрачный ночной мир к своей цели. И каждый шаг довился мне все трудней. Время утекало, а я тратил его на такие глупости, причиной которым сам и являлся. Ведь это был мой офис, и если бы кто-то забрел бы туда, и взял бы то, что плохо лежит, от этого бы пострадал только я . ТОЛЬКО Я. Эта мысль не давала мне покоя. На этот раз мне некого было обвинить. Я сам стал источником своих гипотетических неприятностей.
В ночной тишине, на фоне далекого, приглушенного гула шоссе, эхо одиноких шагов звучало особенно зловеще. Вокруг царил мрак… Безмолвие. И вдруг случилось то, о чем многие люди знают, но предпочитают не задумываться. Когда читаешь газету, или смотришь новости, всегда осознаешь, что мир довольно опасен, но, входя в темную подворотню, предпочитаешь думать о других, более актуальных и важных вопросах. В ту ночь я действовал именно по этой, негласной и общепринятой схеме. Из томных раздумий относительно незапертой двери меня вывел бесцеремонный тычек дулом пистолета в спину. Затем ночную гармонию далекого гула нарушил щелчок предохранителя.
Никогда раньше не задумывался я над тем, что это может случиться именно со мной. Первым чувством, постучавшимся в дверь моего, вдруг так внезапно опустевшего, разума, была досада. Она была не столь оригинальна, в навязывании своих взглядов: «Проклятье! Почему я»?! Затем, через темное окно в сознание влез страх. Огромный и черный, он занял центральное место в моих мыслях. Страх все не унимался: «Сейчас тебя ограбят. Заберут все деньги, изобьют и выбросят на помойку. А может быть убьют. Нет! Я не хочу умирать. Жизнь еще не кончена». Страх медленно перерастал в отчаянье. И лишь в маленьком пыльном уголке маячила надежды, освящая эту картину не столь мрачными мыслями: «Пусть ограбят. Пусть изобьют. Главное, что бы не убили. Возможно, удастся отделаться только побоями…»
Совладав, наконец, со своими чувствами, я взял себя в руки, и набросал примерный план действия, заготовив ответы, на случай ограбления. В моем мозгу уже вырисовывалась четкая картина: «Хриплый, грубый, и тихий голос, требующий отдать все ценное. Я поднимаю руки, и сообщаю что бумажник в кармане…»
Но ответом моим мыслям было гробовое молчание. Я просто не мог поверить своим ушам. Все происходящее казалось мне нереальным, и оттого страх только усилился. В темной подворотне меня берут на прицел, и ничего не требуют. Даже не стреляют. Я попытался заговорить с загадочным злоумышленником.
-Что вам нужно?
Ответом мне было молчание. Секунды превратились в часы, а часы в дни. Время стало липким и тягучим, как мед. И таким же приторно-сладким. Казалось, я слышал биение собственного сердца. А грабитель все молчал. Наверное, это был самый страшным момент в моей жизни. Страшный не потому, что у меня похитили жизнь, и держали ее на прицеле, а потому, что моя жизнь висела на волоске, а я даже не знал мотивов своего пленения. Так в полной тишине стоял я в темном закоулке огромного города, боясь, пошевелится, ибо я даже не слышал дыхания своего потенциального убийцы. Где-то вдалеке виднелись огни оранжевых фонарей, но для меня они были также далеки, как и моя прежняя жизнь. Жизнь счастливого человека, к которому Бог всегда был благосклонен.
-«Где же твой бог? Почему он не спустится с неба, и не поможет тебе?» – Тихий шелестящий голос вывел меня из тупика раздумий, в который я забрался. Это был не грубый, но и не мягкий голос. Он легко касался ушей, и растекался по сознанию, но не был навязчивым. По всей видимости, он принадлежал таинственному грабителю. Мне сразу стало легче, от осознания того, что вот теперь я наконец выясню, что от меня требуется. Но услышав странный вопрос я оцепенел от ужаса. Это моя мысль! Не может быть… Просто совпадение. Я опять почувствовал неприятный тычек в спину. От меня явно требовался ответ.
-«Если бы Бог помогал всем, то жизнь перестала бы существовать. Он лишь направляет, показывает путь. Но нельзя же всегда надеяться на Бога!» - наконец набравшись сил, сказал я. Мой голос дрожал.
-Ты думаешь, бог дал тебе твое «счастье»? Все то хорошее, что было у тебя в жизни, это лишь воспоминания. Это прошлое. И каким бы оно ни было, это все прах. Мертвое, отжившее время. То хорошее, что у тебя есть, это лишь мысли, и уверенность в их реальности. Зачем тебе нужен бог, если он не может помочь тебе ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС?
Зачем тебе бог, который может только когда-то направить, а когда-то помочь? Что для тебя это «когда-то»? Ты живешь не в этом самом «когда-то» и «где-то». И никакой бог тебе сейчас не поможет. Сейчас я держу твою жизнь в своих руках, и я волен, поступить с ней так, как считаю нужным. И я приказываю тебе, именем твоей жизни, назови меня богом!
Бред больного наркомана, - думал я. Все это бред. Но если все чего он хочет, это пара тройка слов, то у меня появится надежда на спасение.
«Ты Бог» – тихо произнес я.
-Если я бог, значит, я наделен правом вершить чужие судьбы. Я выбрал твою дорогу за тебя. Твой путь это смерть.
Я молчал. Что бы я не сказал, этот голос нашел бы, что возразить.
-Тебе не нужен бог. Он нужен другим. Пусть верят в свои мысли. Тебе не нужен наглец, который стоит у тебя за спиной, и говорить, что тебе делать. Так же как не нужно обещание лучшей жизни в раю.
-Но…
-Что но? Что но, счастливый человек? Где твое счастье? Я скажу тебе где – в голове. Все твое счастье – пустые мысли.
Он говорил, а я все сильнее ощущал какую-то внутреннюю пустоту. Словно незнакомец задел что-то. Какие-то воспоминания, старые мысли. Ко мне в душу закралось чувство нарастающего отчаянья. Мои дети, жена, друзья… Моя жизнь. Все вдруг показалось мне нелепым, глупым и ненужным. Все то, что я считал счастьем, вдруг повернулось ко мне обратной стороной…
-«Ты реален. Даже слишком реален. Многие поставили бы тебя в пример. Многие вознесли бы хвалу твоему трудолюбию. Но все что у тебя есть, ты держишь в руках. Если у тебя отнять все то, чего ты достиг, что останется у тебя, кроме пары чужых философских идей? Ничего. Ты пуст как сосуд, в котором нет даже воздуха. Таких как ты миллионы. Таких ничтожных, никчемных муравьев, трудящихся день и ночь во благо великого «неизвестно чего». Каждый твой шаг повторяет шаги миллионов других людей. Ты называешь себя человеком, вознося над природой, но кто ты на самом деле? Кто ты здесь и сейчас? Тварь дрожащая. Вот в чем отличие человека и животного, животное честно по отношению к себе, человек же – лжив».
Таким ядом были наполнены слова похитителя моей жизни, что я ощущал его ненависть. Они витала в воздухе, распространяясь как запах гнили, с каждой секундой становясь все сильнее и сильнее…
-Скажи-ка мне, обманщик, куда ты положил свою свободу? Какими цепями ты ее сковал, в какую щель запихнул? Куда бы ты пошел, если бы я не остановил тебя? Домой к жене и детям. А потом на работу. И так деле по кругу. Бессмысленная жизнь, не так ли? Что же ты молчишь? Соври. Оправдайся. Скажи, что твои дети – предел твоих мечтаний и дум. Настоящая свобода рождается и умирает вместе с человеком. Ее можно спрятать, закопать, посадить в клетку, но не убить. Ты спрятал свою свободу. И вот, холодными зимними вечерами ты смотришь в окно, и грустишь. В такие моменты ты ссылаешься на плохое настроение или головную боль, но чувствуешь внутри себя пустоту. Бескрайнюю ледяную бездну. Посмотри на себя. Ты раб. Ты такой же верный раб, как миллиарды других людей. Но ты тоскуешь по свободе. Так что же мешает тебе сбросит рабские оковы, которые ты сам на себя и одел?..
Больше я не мог слушать. Он поселил в моей душе адское семя сомнений. И оно прорастало, давая ужасные плоды.
-Жалок ты, и не способен отказаться от того образа жизни, который ведешь. Того образа жизни, который достался тебе от предков. Так умри же, недостойный.
Я буквально почувствовал, как палец незнакомца опустился на курок. Приготовившись умереть, я пожалел, что мне придется расстаться с жизнью в минуты душевных терзаний. В воздухе повисло ледяное молчание. Время все шло, а выстрела не было.
Оно окончательно утратило для меня смысл. Я больше никуда не спешил. В первый раз в своей жизни я осознал, что все мое существование это вечная суета. Как будто я старался успеть сделать что-то, до того, как за мной придет костлявая старуха с косой. И вот теперь, перед лицом смерти я осознал всю немощность человеческого существа, всю ту глупую напыщенность, которая ставила человека в центр мира. Одно лишь я знал точно. Я хочу жить. Не потому, что у меня дома остались жена и дети. Не потому, даже, что мне нравилось жить. Это была внутренняя мысль, скорее даже инстинкт. И в тот момент это было единственной правдой. Тогда, наконец, я осознал, что значат те слова, которые я так много раз произносил: «То, что мы ищем, всегда лежит на поверхности. Просто мы роем и роем ямы, не догадываясь о том, что все настоящие драгоценности лежат на верху». Вот она природа человека, думал я. Все живое стремится жить, и лишь человек способен запутаться в зеркалах собственных философских идей, которые, в конечном счете, приводят его к самоубийству.
-Я хочу жить – тихо произнес я. Возможно, это была единственная правда, что вырвалась из моих уст. Затем была лишь тишина, безмолвие холодного, ночного неба, и тусклый свет фонаря вдалеке…
-Живи…
Это слово прозвучало как отголосок моих мыслей. Вдруг я почувствовал, что дуло пистолета больше не упирается в мою спину. Выждав несколько минут, и собрав всю свою волю в кулак я обернулся. Вокруг была лишь тьма. На земле поблескивал револьвер. Тогда я не о чем не думал. Я был опустошен. Просто подойдя к оружию, я взял его в руки, и какое-то время заворожено рассматривал.
Что это было. КТО ЭТО был? Шутка, розыгрыш? Может быть псих?..
В мою голову закралось смутное воспоминание: «Я открываю ящик стола… Там лежит револьвер»…

В душе зрели адские плоды сомнений. Мне уже не хотелось возвращаться домой. Я ЗНАЛ - на пороге дома меня ждала смертельная тоска. Глубокая, холодная и бесконечная. Мне больше не хотелось возвращаться на работу. О злосчастной двери я уже не думал. Мне противна была сама мысль о том, что мне придется идти туда, встречаться со своими знакомыми… друзьями. Улыбаться им, приветствовать их. Разговаривать о всяких глупостях. Бесконечные череды безликих разговоров. Немое ворчание.
Отчаянье сковало мое сердце. Что же делать?
Жить… Жить ради чего? Зачем жить, если сама мысль об этом мне противна?! В воспаленном мозгу висели обрывки фраз: «Оставьте меня. Забудьте. Я не заслуживаю места в ваших мыслях. Меня никогда не было. Забудьте меня». Это все, чего мне хотелось. Бежать. Бежать неизвестно куда. Бежать без оглядки. Бежать из этого проклятого мира. Подальше от плодов собственной жизни. Я жажду забвения! Забвения!..

И вот сейчас я стою в темном переулке, подобных которому не счесть, всего лишь один из миллиона похожих друг на друга людей, и сжимаю в руке револьвер, снятый с предохранителя. Я держу в руках свою жизнь. Я ощущаю себя хозяином своей судьбы. Не просто человека, который плывет по реке на лодке, но лодочника, который держит в руках единственное, что необходимо в потоке бурной речной стихии – весло. Я Харон, который сам перевезет свою душу через Стикс, прямиком в царство Смерти. Вот она свобода! Свобода от всего. От потребностей, желаний… Свобода от судьбы. Свобода от Бога. Свобода, право на которую имеет каждый, и не одно существо в мире не способно отнять это право. Вот сейчас настал момент, когда я сброшу оковы бренного мира. Ха-ха! Смерть, ты слышишь меня? Сейчас я это узнаю!..

_=_=_=_=_=_=_=_=_=_=_

Полагаю, будет лишним мое замечание о том, что спустя несколько секунд в обыкновенной глухой подворотне, каких не перечесть, громом прогремел выстрел. Окна в огромных бетонных коробках загорелись. Сотни любопытных и жадных до зрелищ глаз выглядывали из-за занавесок и штор… Они чуяли смерть, но они к ней привыкли. Каждый день кто ни будь умирает. Кто ни будь до боли похожий на нас, но чужой. Человек, похожий на тысячи других людей. Безликая тень, которая уходит, не оставив следов на песке. Ведь тень существует, лишь пока есть свет. Но свет меркнет, и тень сливается с мириадами подобных ей, превращаясь в бесконечную и бескрайнюю тьму, удел которой – забвение.
Top
Profile Card
+
Vladislav Arthurovich
post Oct 26 2005, 13:32
Отправлено #11


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 193
Status: Offline



Очень жаль, что не сохранилось моего рассказа по Тзимицу (я с немалым удивлением обнаружил, что он одним эпизодом многим напоминает "Зимнего Демона", хотя я его до написания рассказа не читал) - он написан намного лучше, чем этот.

Выложил для ознакомления, на одобрение не рассчитываю - написал в 3 классе, году в 99, вообще базе Второй Редакции.
Критиковать можете - но исправлять не буду, лучше заново напишу про Тзимицу.
Так, только что увидел, что он еще и неполный - только четверть.

Сначала в качестве предбанника идет Легенда о Семи Летучих Мышах" по кланбуку Малкавиан - не стал выклыдывать.

«Да, да: общество сильно разделено на сферы, как говорят умные, влияния.
Вот, например мы, Малкавиан: вампиры как вампиры, такие же, как все. Но, смотрите, где мы в этом большом заповеднике вампиров – выбиваемся из цепочки, из пищевой и из иерархической. А это потому, что мы, как говорят глупые, не успели на раздачу, слона, который, кстати, был одно большое ничего.
Каждый клан занимает свое место в иерархии судя по тому, какое место его члены до смерти-становления-возвышения занимали в человеческой иерархии-пищевой цепочке.
Вентру? Конечно-конечно, они успели занять самое-самое тепленькое, вкусненькое, артериальное местечко – каждый их потомок привык быть боссом, эту же роль они играют и теперь. Вот только боссами они стали повыше!
Дегенераты-быкоубийцы? Что ж, может они и стоят после нашей голубой крови – эти гедонисты и при жизни не страдали-ой-не страдали чувством самоунижения...
А мы?... Были как и все-все, вампиры-каиниты-собратья. А теперь – мы «одно большое ничего», мы не успели на раздачу слона, и кто нам остался? Весь слон-человечество поделен – только самая странная-чуднАя-опасная часть, которая не стоит ни вверху, ни внизу, ни посередине… Так или иначе, или вот так вот, но наш клан нигде, потому как наша часть слона «нигде» - это психи.
И мы тоже психи, потому мы нигде.
Борьба за место под солнцем…солнцем?..проиграна?...или под луной, в ночи?...выиграна?...нет, проиграна……
….Где мое место, место в пищевой цепочке, место в обществе вампиров? Я не наверху, я не внизу, я не в середине. Я нигде!

У-у-у, не-а. У меня есть, да, есть, мое место! Пусть все, что нам оставил злобный пустой слон – это психи, сумасшедшие, которые определили место нашего клана, но я над злобным слоном еще посмеюсь. Да, посмеюсь, как это умеют делать только мы, Малкавиан!»


Марина, служитель клана Малкавиан и высказывание из ее философии.

В который раз Игнат за эту ночь пытался собраться с мыслями. Но они опять и опять рассыпались, и ничего не оставалось уставшему мозгу, как в попытке сохранить разум, в очередной раз провалиться в кратковременный вымученный сон. Каждое пробуждение сопровождалось ощущением вязкой и теплой жидкости на губах, языке и в горле, но несколько секунд странного блаженства, одновременного расслабления и возбуждения, неминуемо переходили в мерзкое ощущение тошноты, а затем в ревущее и рвущее внутренности и разум чувство голода. Голода. Голода глубже, чем в желудке или в голове. И наводящийся мост психики из внутреннего мира в окружающую реальность снова трещал, рвался, истончался, как паутина, как тонкая ниточка, а ее обрывки летели в пропасть. Только эта фантасмогоричная картина хрустального моста была единственным и удивительно ярким ощущением, четким, испытанным Игнатом за это время.
Чувство внутреннего холода пробилось из общей какофонии криков всех нервных окончаний. Беснующийся организм стал странно затихать – «как будто химический коктейль закончил ужасающую экзотермическую реакцию, а потом выдохся, сожрав весь кислород». Еще одно странное определение из памяти Игната, старших классов школы, вдруг явственно всплыло на поверхность. Его дал учитель химии после… Чего? И это было забыто – помнилось лишь то, что это было определение смерти. Еще много раз на протяжении школы, института он вспоминал его – каждый раз «к случаю». Почему-то вспомнил и сейчас – понимание «почему» не врезалось, а медленно вдавилось в мозг. Это было «к случаю». И снова, как это бывало уже много раз, десятков, сотен, стена заградила сознание, опечатало от разума то, что может его уничтожить, предоставив разбираться с проблемами другой части мозга.
Спасение пришло в набившей оскомину фразе, но теперь Игнат был готов превознести ее, как Моисеевы скрижали, как труды Маркса. «Как сказано великим: «Я мыслю, значит – я существую!». Разум Игната Филичьева действительно стал проясняться – мост наводится все крепче и крепче, обрастает канатными дорожками, хрусталь меняется на дерево. Значит, сказал он себе, покидать этот мир еще не стоит. Но вместе с тем, последним мигом ощущения моста стало ощущения странной призмы, кривого окна, вставшего на той стороне ущелья…
Ощутив свое тело и мысли на хотя бы более менее приемлемом для него уровне, он немедленно сделал то, о чем мечтал уже…сколько прошло времени?.. долго – восстановил самообладание. Закрывшись от всех внешних ощущений он сначала привел в порядок мысли. Не поддаться панике, и как всегда держаться гордо и независимо.
Филичьев мало чего боялся – возможно, смерти, но теперь? Он вполне ожидал, что его похитили – темнота, мучительный сон, прорываемым еще более мучительным бодрствованием, туман мыслей, галлюцинации и странные сны. Очевидно, накачали наркотиками. Такие обстоятельства были ему крайне понятны – за десять лет, из которых уже четыре года он управлял немалой финансовой сетью, прямо таки обреченной на благополучное развитие с его помощью.
Надо сказать, что Филичьев боялся еще кое-чего - признаться себе, что он не просто не боялся или ожидал похищения, но даже предвкушал и ожидал его с нетерпением…
Игнат приготовился показать, чего он стоит, как заложник! Очевидно по натяжению, порвав половину мышц лица, он принял самое непроницаемое и высокомерное его выражение. Потягивая занемевшие, даже закоченевшие (это странное сравнение снова прошло гусиной кожей по спине Филичьева) мышцы, он поднялся с крайне неудобного ложа, на котором провел ночь, ожидая принять с каменным лицом все, вплоть до направленных на него стволов автоматов, чернеющих дулами. Но то, что получил уставший мозг от зрительных нервов, полностью сорвало выражение хладнокровия и надменности с лица человека. И снова прогнулась стена защиты сознания.
Это была камера с мягкими стенами. Бывший белый пол был залит кровью – очевидно, это была кровь. В поле зрения оказалась рука с бессильно опавшими пальцами, Игнат бычьим взглядом, не вращая головой, проследил по плечу до ее владельца – трупа. Принадлежность к неживым была очевидной – из раны на шее вытекла едва ли не вся кровь человека в белом врачебном халате.
Тело было не одиноким. Рядом, прислонившись к стене, в пародии на двух уставших санитаров, сидели друзья трупа (что-то еще из старой памяти Игната подсказало ему, что юмор – попытка разума защитить хрупкую психику от травмирующих внешних воздействий, даже если он черный). Причем, это и были санитары. В таком же состоянии.
По стене пошли трещины. Липкие щупальца, несущие безумие своим прикосновением, тонкими, еле ощутимыми нитями стали тянутся сквозь щели к сладкому разуму существа.
Не было никакого похищения. Не будет никакого выкупа. Не будет никакой стойкости.
Нет никаких похитителей. Нет никакого поиска пропавшего. Не будет возвращения.
Будет лишь смерть.
Нашептываемые сумасшествием слова обрекались в жуткие формы – нет автоматов и преступников. Есть лишь маньяк – безумный, жаждущий крови и смерти вокруг себя, ведомый разлагающим разум и реальность психозом. И Игнат – лишь еще одна жертва.
В стене мучительно медленно начинала распахиваться дверь – даже щупальца безумия не стали пытаться проникнуть сквозь этот проем. Они ждали возможности целиком вломиться и оплести разум – пока они давали посмотреть на то, что было с той стороны двери, на то, что отделяла стена от разума.
Мозг, логика напрягали все больше сил на дверь, вся мощь интеллекта и силы воли человека современного общества была столь ничтожна перед воздействием, которое пыталось разрушить разум. Сознание, медленно искривлявшееся, из всех своих сил пыталось замазать раствором жизненных и разумных ценностей трещины в стене.
Другая часть сознания все еще находилась по эту сторону внутреннего мира. Но от того ужасней было внутри…
Здесь была абсолютная тишина, яркий жесткий свет, холод и легкий душок мерзко-сладкого трупного запаха.
И эта часть разума все еще пыталась получать информацию, анализировать и обрабатывать, ставить задачи и выдавать телу действия.
«Современный человеческий разум сильно отличается от первобытного, столь близкого к животным инстинктам. Сегодняшний человек живет логикой, он ежедневно получает огромное количество информации и анализирует ее, отсеивая ненужное, обрабатывает нужное и действует в соответствии. Первобытный же все еще слишком сильно работает на инстинктах. Для него разум – в куда большей степени лишь придаток к инстинктам, нежели к нам.
Именно поэтому, его разум почти неуязвим для психических заболеваний – он не пытается отсеивать, обрабатывать, анализировать и понять все подряд, как мы. Оказавшись в ситуации, которая сведет современного человека с ума, он будет делать все исключительно по своим инстинктам, просто пропуская мимо и не принимая к разуму девяносто процентов информации.
И именно поэтому современный человек так уязвим – вас не удивляет, что у неандертальцев не было психоаналитиков?»
Еще маленький подарок от памяти, «на прощание», так сказать. Столь нелюбимый им, но столь часто помогавший ПсихФак МГУ.
И вновь обрабатывая информацию, мозг, как между прочим, заметил: «Трупы свежие, запаха быть еще не должно», и послал маленькое желание узнать, «откуда иначе запах»?
И, исполняя желание мозга, Игнат, как снова в тумане, изучил комнату на предмет обладателя запаха.

Получив новую порцию визуальной информации, мозг начал ее обработку.
Что-то в Игнате понимало – еще немного информации, такой же, какой он получил за эту ночь, и стена не просто треснет – она рухнет, и то, что за ней, исковеркает разум, превратит упорядоченность в хаос и разрушит мост, столькими страданиями выстроенный через пропасть.
На белом кресле, смотревшимся, не смотря на цвет, не совсем к месту в белой комнате, сидела девушка. С самым задумчивым видом она покусывала маленькую белую косточку, вроде фаланги пальца…
…Но стена не обрушилась. Стояла все так же. Только мозг и сознание продолжали работать – заделывали дыры, закрывали двери, ставили подпорки…
Косточка, все больше напоминавшая фалангу, была зажата между двумя тонкими изящными пальцами без всякого намека на лак. Особа была одета в белый врачебный халат, и, судя по обнаженным ногам, которые были такие же тонки и изящные, на голое тело.
…Стена все больше укреплялась – нападки сумасшествия с той стороны прекратились, странное умиротворение погрузило организм в негу отдыха. И только малая часть сознания все еще работала над стеной.
Игнату, чьи мысли настолько пришли в ясность, что стали создавать и воспринимать сравнения, показалось, что ее лицо было покрыто мучной маской, если бы оно не было совершенно гладким и ровным. Оно было невероятно бледным, поразительно сливаясь с белой стеной, и особенно поражало в обрамлении ярко рыжих волос, почти красных, как кровь, которой был залит пол. Правда, кровь уже подсохла и на мягком матерчатом полу стала коричневой, но ее волосы все ярко алели.
И странно было – вся несуразность картины, вся нелепость как будто куда-то исчезла, не воспринималась Игнатом. Он почувствовал, что его мозг был почти трезв, что сознания работает эффективно, как никогда раньше.
На него был направлен взгляд карих глаз. Странная особа перестала грызть косточку и так же задумчиво стала рассматривать его, очищая языком зубы. Зубы! На месте обычных человеческих клыков на этих местах были четыре длинных и острых, пусть и клыка, но мало похожих на человеческие.
В который раз за ночь Игнат обратился к своей памяти ПсихФака. «Нестандартное поведение, развившееся ввиду наличия физиологических особенностей, способных подобное поведение продиктовать». Маньячка, считающая себя вампршей?
- Привет, Игнат, - это было произнесено задумчивым и слегка отстраненным, но как будто бы и участливым голосом. Достаточно приятным, но мало примечательным, что мало подходило к выделяющийся внешности девушки. Но откуда она могла узнать его имя? Или он не просто одна из сегодняшних жертв, а некий приз и долго выслеживаемый объект интереса?
- *протяжный и усталый вздох* Второе. На этот раз второе… - оно посмотрела на него более внимательно и участливо, - Скажи, ты ведь должен знать – «лучший способ сказать человеку то, во что он не поверит, показать небольшую часть на практике»?
- Вы хотите сказать, что вы…телепат? – первое, что пришло Игнату в голову. Он не мог понять, что значит все вокруг него, но то, что только что он получил ответ на вопрос, который вслух не задавал, заставило его спросить. И первые его слова за эту ночь прозвучали настолько странно для него самого, что он запнулся на середине фразы. Его голос, обычно малопримечательный, сколько бы много распоряжений он не отдавал ежедневно, прозвучал так, как не звучал никогда – в нем были те ноты, что звучали по телевизоры, в фильмах… Голос, казалось, украденный у того, кто приказывает намного чаще, чем просит, и чьи команды исполняются усерднее, чем собственные желания. В нем не было ни следа того, через что он прошел…
- А через что ты прошел? – снова прозвучал участливый и опять-таки отстраненный женский голос, - Для стороннего наблюдателя ты просто всю ночь ворочался на кровати, встал с гордым видом, рассматривал с полминуты тройку трупов, а потом увидел странную девушку в странном месте. Разве не так?.. – задав вопрос, она почти не прерываясь продолжила, - Так, но не для тебя – допустим, и я знаю, что с тобой было-произошло-случилось, - эти три слова произнесенные подряд прозвучали, как проигрываемые с заевшей грампластинки.
Игнат не мог с ней согласится – он едва не сошел с ума, в конце концов, на полу три трупа!
- На полу три трупа – как необычно, да, трагедия, ужас-кошмар-мировая-скорбь? – снова было сказано почти без перерыва, но с заметной иронией, даже ссарказмом - Все вы такие…вначале… «Едва не сошел с ума»… Да, в этом есть толика истины-правды-странности… «Едва»…- разве эти слова синонимичны, подумалось Игнату?
Ответа на свой последний вопрос Игнат не получил.
Top
Profile CardEmail Poster
+
Генрих
post Oct 28 2005, 00:11
Отправлено #12


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



Очередная порция кофейных зерен и...
Итак, после прочтения помимо критики хотелось бу услышать ответ на очень важный вопрос: "Легко ли читать текст? Где и в каких местах возникают "запоры"?"

Размышления малкавианина:

Я приподнимаю туманную завесу над сном своего разума, что бы посмотреть на то, чем я теперь стал. Я не человек, для того, что бы определить это, не нужно пить божественный нектар. В моих жилах течет кровь Темного Отца. Я мертв. И жив. Я являюсь пародией на жизнь. Само мое существование высмеивает те принципы, с коими Ной собирал свою вакханалию на корабль греха. Собирал, что бы нести в новый мир свою жизнь, и убеждения. Но виноват ли я, в своем богомерзком сне? Это ведь не я сплю, а Он. Как может одно существо карать другое за мысль, которая ему не принадлежит. Что же тогда есть Зверь? Быть может, меня уже нет. И Его, тоже нет. Есть только Зверь. Зверь бежит от Огненного Ока, и жаждет чужой жизни, струящейся по венам мироздания. Когда Бегущий-Через-День пронзил меня своим гневом, я умер. И моя смерть пробудила во мне Зверя. Так если я умер, как могу я продолжать существовать бок о бок с Ним? Нет, я не существую. Существуют только воспоминания. Воспоминания о том, каким я был, что любил, во что верил. Воспоминания о том, как бы Я стал действовать. И эти воспоминания принадлежат телу, в котором свил гнездо Зверь. И Зверь знает меня, потому что читал книгу моей жизни, что написана черным по белому на страницах воспоминаний о моем разуме. А разум мертв. Мой разум. А Его разум живет. И Он борется со Зверем. Он хочет изгнать его из тела. Боюсь, он никогда не достигнет вершины этой горы с короной в руках. Ведь Он, был частью меня. Когда тень спустилась с холмов за моей душой, я был уже далеко. Я плавал во тьме, где-то за пределами этого мира. Там я был мертв. Или умер. Или буду мертв. Нет! Я вижу, я Знаю! Я мертв. Живы лишь воспоминания обо мне. Значит и воспоминания о Нем. Так если Он, это такие же воспоминания как и я, почему Он сражается? Почему борется за власть? Зачем ему этот замок, полный истерзанных плачем времени камней? Где тот трон, что позволят занять Прошлому? Оно мертво и несущественно. Оно, это то, что давно отжило. В нем есть мудрость, но она как статуя, застывшая маска. На ней множество узоров, и велик тот, кто вобрал в себя их суть. Велик, если при этом сам не стал маской. Ведь без жизни нет прошлого. Без жизни нет Времени. Без Времени нет Прошлого. Я вижу эту застывшую холодную пустыню, полную камней. Эти камни стоят там так давно, что уже потеряли время. Оно ушло от них, бросив надежду сточить в пыль. Эти камни вечны, и даже если Вселенская Бездна поглотит их, им удастся выжить. Они - то постоянное, что является частью Хаоса. Сердцем Прошлого. И одновременно всего лишь пылью в бушующем потоке изменений. Эта пыль ничто, в сравнении с жизнью. Но может ли Ничто существовать, и продолжать бить сломанным мечем о бока жизни? Так бесплотная тень пытается победить свет, закрыв собой небо. Так тень пытается убить то, без чего ее существование не имеет смысла. Тень во мраке, это тьма. Значит свет, который тень пытается победить, это такая же тень. Значит Зверь это воспоминания. Воспоминание о Настоящем Звере, что передаются с кровью Темного Отца. Мой разум несет в себе прах того, кем я был, и воспоминание того, кем я не был. Мое существование, это всего лишь воспоминания Темного Отца. Мы все, его живая прихоть. И я, и Он, и другие вампиры. Я всего лишь обломок вечности, застрявший в жизни. Время обходит меня стороной, и я лишен возможности перерабатывать его, как это делают смертные. Лишен потому, что я часть Прошлого. А Прошлое не подвержено ходу времени. Прошлое – отработанное время. Тогда выходит, что я в союзе со временем! Я его неотъемлемая часть! Я не Человек и не Зверь. Я ни кто иной, как Время! Это ужасно. Другие не должны знать об этом. Мой разум, или та память о нем, что еще осталась, погружается в пучину безумия. Никто больше не узнает. Никто больше не увидит! Никто. Даже я…
Top
Profile Card
+
Генрих
post Nov 14 2005, 02:51
Отправлено #13


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 508
Из: Старых Земель
Status: Offline



После нескольких часов ночного бдения, родилось сие. Критикуйте, сородичи...

Эб открыл глаза. Вокруг было темно. Все тело болело, и даже шевелить пальцами было трудно. Память постепенно возвращалась к нему. Обрывки воспоминаний.
Он ползет по пещере, спускаясь все ниже… Цепляясь за камни, вбивая в них крюки, спускаясь по веревкам, пролезая в тесные щели. Вниз, вниз… Все глубже и глубже уходя в недра земли по бесчисленным пещерам и трещинам, что точила вода и хранили скалы. В глубь древних тайн подземного мира. А потом он вспомнил открывшуюся его взору бездну. Слабый свет шахтерского фонаря был не в состоянии справиться с вековечной тьмой, господствующей здесь. Трос оборвался, и Эб падал вниз, в царство, лишенное света.
Зачем? Зачем он спустился в эти пещеры? Жажда исследований и открытий тянула его в эти проклятые трещины в земле, уводившие в неизведанные глубины. Эб выругался, и почти физически ощутил, как его слова острым лезвием разрезают монотонный гул пещер, который не те тревожил звук человеческого голоса на протяжении многих тысячелетий. Страх парализовал его. Он лежал один, где-то на невообразимой глубине под поверхностью земли, в запутанных лабиринтах безжизненных пещер. Эб ясно представил себе, как умрет голодной смертью. Эти мысли привели его к отчаянным попыткам встать. Собрав волю в кулак, Эб поднялся, и сел.
Ощупав снаряжение, он нашел прикрепленный к поясу мешок. В мешке находились полупустая фляга с водой, кусок окорока и какой-то лист бумаги. Вероятно, зарисовки карты. Как бесполезна сейчас была эта бумага с изображением ключа к спасению. Ведь именно на ней он фиксировал весь свой путь. Злую шутку сыграла с человеком судьба. Фонарь на каске был разбит вдребезги, сама каска покорежена. Эб первый раз в жизни пожалел о том, что эта проклятая самодельная железка спасла ему жизнь, обрекая теперь на медленную голодную смерть, темноту и страх. Он пополз наощупь, не имея представления о направлении. Он полз, потому что боялся останавливаться. Боялся лежать, не шевелясь, как мертвец. Боялся мыслей о страданиях, которые выпали на его долю. Вскоре Эб подполз к небольшому разлому. Превозмогая боль он забрался в него, и полз, пока не почувствовал ужас, не свойственный людям его профессии. Он ощутил, как давит на него этот маленький узкий тоннель, как стеснены его движения. А если он застрянет здесь? Клаустрофобия охватила все его существо. Пятясь, Эб полз назад, в более просторную пещеру. Он задыхался, страх давил его. И эта темнота… Черт побери, она смеялась над ним! Волоча свое истерзанное тело по туннелю, полному выступов, сталактитов и сталагмитов, Эб периодически натыкался на острые камни, царапающие кожу. Но он игнорировал боль, потому что был одержим одним-единственным желанием - поскорее выбраться из этой проклятой трещины.
С облегчением ввалившись в просторную пещеру, он перевел дыхание. Ползти больше не было сил. Открыв сумку, Эб вынул оттуда еду и немного перекусил.
Сколько еще бесплодных попыток он совершит, прежде чем ему удастся преодолеть свой страх? Надолго ли хватит этих скромных запасов? Эб не знал. Он был один... Жалкий маленький человечек, затерянный в глубинах первозданной тьмы. Лишенный света, не способный видеть. Мир Эба сильно изменился. Из огромного разнообразия красок, которые мы привыкли игнорировать, его мир превратился в холодный камень, монотонный гул пещер и бесконечную темноту.
Эб забыл все, что когда-либо помнил. Время перестало существовать для него. Прошел ли день, или два, или неделя… Не имело значения. Здесь не было дня и ночи. Здесь не было жизни. Вот оно, загробное царство, думал Эб. Как точны были наши предки в определении этого места. Холод, пустота и вечная неизменность. Даже звуки умирали здесь, теряясь в лабиринте безликих коридоров, разломов и трещин.
Постепенно мир менялся, темнота раскрашивалась причудливыми узорами грез. Эб больше не мог выносить ее неизменного, бархатного спокойствия. И его раненый разум наводнил холодную тьму причудливыми созданиями. Они ползли, крались, тихо шипели и переговаривались между собой. Некоторые напоминали людей - маленьких человечков с уродливыми лицами. Постепенно эти видения становились более угрожающими. Эб не мог остановить разбушевавшееся воображение. Как маленький мальчик, спрятавшийся под одеялом, он невольно пугал себя, придумывая ужасные кошмары, потому что в душе больше всего боялся остаться один. Лишится этих спасительных чудовищ, создающих иллюзию жизни. Он дошел до предела, не в силах больше выносить своих страхов. Ужас не давал ему скатиться в объятья Морфея. Сон звал его, но страх был сильнее, он не позволял векам сомкнуться. Глаза выхватывали обрывки темноты, растворяющиеся в сознании. Целая вечность холода, одиночества и страха накрыла Эба. И вдруг через агонию панического ужаса пробился тихий, еле слышный голос:
«Тебе страшно?» - спросил голос. Судорога свела все тело. Эб зарычал как животное, прижимаясь к холодной стенке пещеры. Кровь ударила в голову. Инстинкт заставил мускулы на лице скривиться в угрожающей гримасе. Сквозь пульсирующую боль, сквозь гул нарастающего шепота, Эб услышал тихий звук собственного голоса:
-Тс-с-с… Добро пожаловать в мое королевство…

Сообщение отредактировал Генрих - Nov 18 2005, 00:59
Top
Profile Card
+
Nicol LaCroix
post Nov 21 2005, 16:26
Отправлено #14


Group Icon


Пол: женский

Сообщений: 205
Из: Петербург
Status: Offline



Сделала на досуге. Кидайте помидоры!

Автор Nicol LaCroix.

Дневник яростного поклонника Bloodlines.

10-00. Проснулся сегодня с трудом. Вчера была вечеринка у солидного мужика aka LaCroix. Пытались сделать комнату смеха из его туалета. Не получилось, зато пахло приятно. Домой меня подкинул какой-то очкарик.
10-10. Заглянул в свой шкаф. Удивился, что у меня одежды больше чем четыре комплекта.
10-15. Надел первый попавшийся костюм. Удивился, что в карманы не влезает несколько пакетов просроченной крови, чья-то записная книжка, десять баночек морфия, топор, фотография стриптизершы, автомат Калашникова, триста патронов и бомба.
10-30. Решил сегодня навестить Жанетт. Все-таки она должна вернуть мои носки с мишками.
10-50. Выбежал из дома. Случайно прищемил дверью свою кошку.… На крики сбежались все соседи. Пришлось их всех диаблеризировать. Табуреткой.
11-30. Соседей скинул в мусоропровод. Надеюсь, управдом не заметит сорок человек, которые мешают движению мусора.
11-50. Наконец-то вышел на улицу. Все-таки в городе пахнет по-другому…
12-00. Долго бегал по городу. Искал клуб Жанетт. Зашел по дороге в платный сортир. Удивился, что не грузиться локация.
12-05. На улице стало скучно. Решил избить парочку прохожих для понижения человечности.… Пришлось спасаться от ментов в канализации.
12-10. В канализации встретил пару бомжов. Притворился, что влюблен в одного. Начал допытываться, где живет Боб-Жестянка.
12-30. Теперь я согласен, что бомжы – это потомки партизан. Даже за полсотни не сказали…
12-40. Когда угроза ментов прошла, я вылез на улицу. Спросил у мимо проходящей девушки, где находиться клуб Психушка. Долго таращился ей на грудь в поисках монолога с вариантами ответов. Не нашел. Зато девушка назвала меня озабоченным.
13-00. Стоя с девушкой, я понял, что у меня есть голос, и я им могу пользоваться. Очень этому удивился.
13-20. Завидев на улице свою бабушку, внезапно вспомнил, что прячусь от родственников. Пришлось сослаться на ее старческий маразм и заявить, что я – не я, а черепашка в унитазе.
13-30. Вспомнив, что у меня маленькая человечность и давно не было опыта, решил перевести старушку через дорогу. Хотя старушка сопротивлялась, мне все-таки удалось ее перетащить на другую сторону. Старушка что-то еще кричала, но ее случайно сбил автобус.
13-50. Долго искал очки опыта за выполнение квеста. Эх, не нашел…
14-15. Вспомнил, что не питался с утра. Кровь в пакетах уже свернулась и ее пришлось жевать.
14-30. Так и не наевшись, решил сбегать на стройку.
15-00. Съев мешок цемента, с тоской подумал, что впаду в торпор.
15-30. От нечеловеческой тоски захотелось немного поиграть со знаком СТОП.
15-57. Черт! Я теперь должен мыть этот подлый знак три раза в день с фэри.
16-00. Стараясь побыстрее убраться от этого знака, решил перебежать дорогу кастуя Стремительность…
18-00. Очнувшись в больнице, не мог понять откуда на перекрестке взялся трамвай.
19-00. Сбежав из больницы и сперев заранее свои вещи, решил прогуляться в парке.
19-20. Оборотней я к сожалению не встретил… Зато нашел помойку.
20-00. Рядом с помойкой увидел мужской монастырь. Пришлось пробираться туда втихаря.
20-30. Был очень удивлен, что там никто не ходит в коже и никто не вооружается арбалетом или автоматом при виде меня.
21-00. Долго ползал в подвале этого монастыря. Никак не мог найти потайной ход. Зато нашел вино, хлеб, рыбу…
00-05. Скоро на мои пьяные вопли прибежал настоятель монастыря. Вопили уже вместе.

На следующее утро.

12-00. Проснувшись поутру, никак не мог въехать в два вопроса. Почему монахи меня не избили?... И почему я гулял при свете дня?

Сообщение отредактировал Nicol LaCroix - Nov 21 2005, 17:16
Top
Profile CardEmail Poster
+
Abaddon
post Dec 7 2005, 01:21
Отправлено #15


Group Icon


Пол: мужской

Сообщений: 788
Из: Москва
Status: Offline



Я не знаю, почему решил рассказать вам это, но будь, что будет. Меня зовут Альберт или, правильнее будет, Альбертус Тиберий. Это было давно, настолько давно, что и ваши сиры, да и сиры ваших сиров, скорее всего, тогда еще не родились.

Шел второй год царствования Антонина, когда нас, совсем еще молодых офицеров, отправили на север, в Британию. Это было жаркое место в то время, Север горел. Нашей задачей было хотя бы откинуть пиктов обратно в их горы от вала Адриана. Я расскажу одну из историй того времени: В мою ставку вбегает легионер, совсем молодой, почти мальчик.
- Легат Альбертус, пикты идут.
- Пешие, конные?
- В основном пешие.
- Как с заграждениями?
- Еще не готовы.
- Юпитер, помоги сынам твоим.
- Ну что ж, труби сбор, мы покажем крашеным, из чего сделаны настоящие римляне.
- Есть, легат.
С тяжелым сердцем я одевал доспехи, вдруг этот бой будет моим последним, не знаю.
Когда я вышел из палатки, центурион был уже готов.
- За Рим, покажем крашеным!
- За Рим!
Наш легион был ближе всего к месту, где заграждение было еще недостроено, поэтому первый удар мы приняли на себя. Война далеко не так красива, как полагают те, то никогда не воевал. Но мы выстояли. Два года, два тяжелых, кровавых года прошли в постоянных стычках с крашеными. Наконец, Вал Антонина был закончен. Нет, набеги пиктов не прекратились, но отражать их стало гораздо легче. Так прошло еще 10 лет, за эти годы я многое узнал, узнал о верованиях кельтов, об их пантеоне. Как же он был похож на наш, римский. Также я увлекся изучением их мистики. Подобные вещи всегда интересовали меня.
Шел 155-й год по современному исчислению. Меня внезапно отзывают в Рим. Не знаю, кому я там мог понадобиться, но, как известно, приказы не обсуждаются. Приказ пришел ночью, его принес какой-то странный человек, но явно римлянин. Эх, Roma Aeterna, Вечный город. Давно я там не был.

Сообщение отредактировал Tarkis - Apr 5 2010, 20:41
Top
Profile Card
+

Topic Options
1 чел. читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:
 


Упрощённая версия